Исторические источники об Иисусе

Иисус

Как мы видели, в самом начале «Кода да Винчи» Дэн Браун утверждает как «факт», что «в книге представлены точные описания произведений искусства, архитектуры, докумен­тов и тайных ритуалов». В этой книге я веду речь не об искус­стве, архитектуре или тайных ритуалах, а о тех документах, которые описывает Браун. Проблема в том, что большин­ство его читателей не обладают специальными знаниями для того, чтобы оценить то, что он говорит, например, о других евангелиях, которые не содержатся в Новом Завете, или о составлении Библии и роли в этом процессе Константина. Поэтому я считаю важным исправить эту ситуацию, насколь­ко это возможно, опираясь на критическую историю и отделяя исторические факты от художественной фантастики. Как выясняется, многое из того, что говорит Браун о ранних христианских документах — по большей части устами своего эксперта по Граалю Лью Тибинга, — является не более чем частью сюжета его фантастического романа и не может счи­таться исторически достоверным.

Браун верно обращается к дошедшим до нас источникам для понимания исторической фигуры Иисуса. Многочисленные высказывания о том, каким в действительности был Иисус, и что он в действительности делал — а главное, тот факт, что он был женат на Марии Магдалине, имел с ней интимные отношения, результатом которых стало появле­ние ребенка, — составляют историческую подоплеку романа. Без этих исторических ссылок сюжет потерял бы свое осно­вание. Эти утверждения в отношении Иисуса предположительно основываются на документальных свидетельствах. Основной идеей романа является то, что четыре Евангелия Нового Завета не могут считаться предоставляющими исто­рически достоверную информацию о жизни Иисуса, в то время как существуют другие источники, которые являются достоверными. Их существованием мы обязаны тысячам свидетельств современников Иисуса. Как утверждает Лью Тибинг в разговоре с Софи Невё,

— Иисус Христос был исторической фигурой, обладав­шей огромным влиянием. Возможно, это самый загадочный и харизматический лидер, которого видел мир… Его жизнь была описана тысячами последователями по всему миру… Для включения в Новый Завет рассматривались свыше вось­мидесяти евангелий, но лишь несколько из них удостоились чести быть представленными в этой книге, в том числе от Матфея, Марка, Луки, Иоанна (с. 280).

Мы уже имели возможность убедиться в том, что послед­нее утверждение — будто бы по меньшей мере восемьдесят евангелий состязались за право попасть в Христианскую Библию — неверно. Что насчет первого утверждения? Что случилось с этими тысячами свидетельств современников Иисуса? Тибинг чуть ниже утверждает, что все они были собраны вместе и уничтожены, когда Константин составлял Новый Завет:

Поскольку Константин поднял статус Христа почти через четыреста лет после смерти последнего, успели нако­питься тысячи документов, хроник жизни великого челове­ка, где Он описывался как простой смертный. Константин понимал, что следует переписать эти исторические книги. Именно тогда и возник самый значимый момент в истории христианства… Константин финансировал написание новой Библии, куда не входили бы Евангелия, говорившие о человеческих чертах Христа, а включались те, где подчер­кивалась божественная Его сущность. Все более ранние Евангелия были объявлены вне закона, затем собраны и сожжены на кострах (с. 283).

По версии Тибинга, выясняется, однако, что не все ран­ние документы были уничтожены. Таинственная секта, известная как Приорат Сиона, столетиями хранила тысячи свидетельств, а также останки Марии Магдалины. Эти тыся­чи документов хранились в «четырех огромных сундуках» и известны под названием «Бумаги пуристов». Как Тибинг позже поясняет Софи, это сокровище включает в себя тыся­чи страниц документов доконстантиновской эпохи, напи­санных самыми ранними последователями Христа. Там Иисус предстает как живой человек, учитель и проповедник. Ходят также слухи о том, что частью сокровища являются легендарные (^-документы — рукопись, существование которой признает даже Ватикан. Это книга проповедей Хри­ста, предположительно написанная Его собственной рукой.

Софи недоверчиво переспрашивает:

—   Написанная самим Христом?

—  Да, конечно, — кивнул Тибинг. — Почему бы Христу и не вести записей о своем пастырстве? Большинство людей в те времена так делали (с. 310).

Несмотря на утверждения Дэна Брауна, что его толкова­ние документов достоверно, здесь мы вновь сталкиваемся с фантастикой, а не с исторической истиной. Я могу выде­лить следующие замечания по поводу наиболее очевидных надуманных утверждений: (1) Неправда, что тысячи совре­менников Иисуса, являвшихся его последователями, остави­ли свидетельства о его жизни. Насколько нам известно, никто этого не сделал. Почти все его последователи были, по всей видимости, неграмотны. (2) Точно так же неверно, что большинство людей в те времена вели записи о своей жизни. Подавляющее большинство людей даже не умело писать. (3) Соответственно, нет никаких доказательств, что сам Иисус вел записи о своем пастырстве. Напротив, нас­колько нам известно, Иисус вообще никогда ничего не писал. (4) (^-документ не является источником, написанным Иисусом; это гипотетический документ, который, как пред­полагают ученые, содержал высказывания Иисуса, записан­ные примерно через двадцать лет после его смерти, и использовался в качестве источника для евангелий Матфеем и Лукой (что мы рассмотрим чуть позже).

Я хочу подчеркнуть, что не возражаю против фантазий Дэна Брауна по поводу ранних христианских документов как части сюжета; проблема в том, что он выдает свои фан­тазии за исторически достоверные факты, и читатели, нез­накомые с историей раннего христианства, естественно, поверят ему на слово. Однако фантастика значительно пре­обладает над фактами не только в сюжете «Кода да Винчи», но и в рассуждениях Брауна о ранних документальных сви­детельствах, касающихся Иисуса.

В следующей главе мы рассмотрим, что мы действитель­но знаем об Иисусе — что он говорил и делал (например, был ли он женат, имел ли интимные отношения с Марией Магдалиной и ребенка от нее). В этой же главе меня больше интересует вопрос об источниках, из которых мы можем почерпнуть эту информацию. Были ли свидетельства об Иисусе, написанные на протяжении его собственной жизни? Существуют ли источники, не вошедшие в Новый Завет, которые могут поведать факты из его жизни? А доку­менты, содержащиеся в Новом Завете, — будут ли они нам хоть сколько-нибудь полезны в наших поисках информации об исторической фигуре Иисуса? Являются ли Евангелия Нового Завета, к примеру, историческими свидетельства­ми — или и они представляют собой не более чем художе­ственную фантастику? Нам лучше начать с того, чего мы не имеем в качестве источников для описания жизни истори­ческой фигуры Иисуса, а затем рассмотреть доступные источники, причем рассмотреть критически, чтобы соста­вить наиболее достоверную историческую картину.

Наша потребность в источниках знаний об Иисусе

Прежде всего необходимо вновь заострить внимание чита­теля на том тезисе, который я выдвинул во введении: каж­дый, кто говорит что-либо об Иисусе (так же как и о любой другой исторической фигуре), должен обладать источни­ком информации. Казалось бы, очевидная вещь — видимо, не для всех. Люди постоянно говорят множество вещей об Иисусе — священники, телепроповедники, историки, теоло­ги, учителя воскресных школ, миссионеры, наши соседи. Откуда все они столько знают — или имеют такое разнообра­зие мнений — о том, кем в действительности был Иисус? В реальности люди не могут знать ничего об Иисусе, если не узнали это из какого-то источника. Вернее, здесь может быть два варианта (применимых, опять-таки, ко всему, что касается прошлого): либо они узнали что-то из какого-то источника, либо придумали это сами.

Проблема, конечно, заключается в том, что большинство людей в своих заявлениях по поводу Иисуса не опираются ни на какие древние исторические источники. Многие люди услышали то, что они знают, или думают, что знают, от других людей (например, от священника или из телепередачи). Но откуда телюди получили свою информацию? Как правило, от других людей. А они? Опять от других. И так до бесконечности.

В конечном итоге цепочка восходит либо к историческо­му источнику, либо к человеку, который это все придумал.

Даже исторические источники, однако, были написаны людьми. Откуда авторы этих исторических источников брали свою информацию? Те же варианты — либо от других, либо из собственного воображения. Тот факт, что источник древний, еще не говорит о его обязательной достоверности; он говорит лишь о том, что этот источник старше нынеш­них. Поразмыслив, вряд ли кто-то будет всерьез сомневаться в этом — просто многие люди никогда об этом не задумыва­лись. Ведь мы знаем, вследствие конструктивного сомнения, что даже древние источники, близкие кое временам Иисуса, иногда излагали придуманную информацию (или опирались на свидетельства людей, придумавших ее). В противном слу­чае, все истории, которые мы обсуждали в третьей главе, были бы исторически достоверными — и о том, что пятилет­ний Иисус действительно мог заколдовать товарищей по игре, и о том, как он восстал из гробницы, огромный, как небоскреб, а за ним следовал говорящий крест, как повеству­ет нам Евангелие от Петра. Но все признают эти истории выдумкой. Что означает, что их когда-то кто-то придумал.

Поскольку все истории об Иисусе в конечном итоге восхо­дят к тому или иному источнику, вопрос, естественно, заклю­чается в том, какие из этих источников являются исторически достоверными. Существуют ли источники, действительно содержащие историческую информацию, а не полеты фанта­зии, питаемой обожанием? И как нам узнать, каким источни­кам можно доверять? Это те вопросы, с которыми сталкива­ются историки при попытке установить факты из жизни Иисуса. Эти факты не могут быть основаны на простых слухах или историческом воображении. Они должны основываться на надежных источниках. Но какие у нас есть источники, и как нам выявить из них историческую информацию?

Как мы вскоре увидим, древнейшими и лучшими источни­ками, которые имеются в нашем распоряжении для описания жизни Иисуса — несмотря на страстные уверения Лью Тибин­га, — являются четыре Евангелия Нового Завета, от Матфея,

Марка, Луки и Иоанна. Это не просто мнение христианских историков, которые вообще высоко ценят Новый Завет и его историческую достоверность; так считают все серьезные историки, изучающие древность, — от убежденных христиан- евангелистов до закоренелых атеистов. Другими словами, это мнение не является пристрастным воззрением кучки наивных мечтателей; это вывод, к которому пришел каждый из тех сотен (а может, и тысяч) ученых, которые занимались проблемой того, что же действительно произошло в жизни исторической фигуры Иисуса, ученых, которые (в отличие от Лью Тибинга и его создателя Дэна Брауна) изучали грече­ский и иврит — языки Библии, — а также другие имеющие отношение к делу языки, такие как латинский, сирийский и коптский, ученых, которые читали древние источники на древних языках и знают их вдоль и поперек. Можно сожалеть о том, что нет других, более надежных источников, но в конечном итоге именно канонические источники содержат наиболее полную и достоверную информацию. Я не хочу ска­зать, что при изучении этих источников не возникает про­блем. На самом деле они напичканы проблемами, и читатель сам сможет в этом убедиться. Но при критическом подходе из них можно почерпнуть важную информацию о том, что Иисус действительно говорил и делал.

Однако прежде чем перейти к этим свидетельствам о жизни Иисуса, что мы можем сказать о других дошедших до наших дней источниках, не входящих в Новый Завет?

Неканонические источники

К сожалению, как я уже отмечал, в нашем распоряжении нет ни единого слова, написанного собственноручно Иисусом. И, несмотря на утверждения Лью Тибинга, у нас нет тысяч документов, написанных о нем его современниками. Нет даже сотен, даже десятков. У нас вообще нет ни одного доку­мента, написанного каким-либо свидетелем жизни Иисуса. Это кажется нелогичным: тот, кто был так значителен — у кого было столько последователей, союзников и врагов, кто совершал такие невероятные поступки и распространял такое неординарное учение, кто создал великую мировую религию со многими миллионами последователей на протя­жении веков, — должен был быть на устах всей Римской империи. И люди должны были писать о нем. До нас должно было дойти что-то из его дней!

Но нет, к несчастью, у нас нет ничего. Ни одного свиде­тельства ученика (мы вскоре рассмотрим Евангелия Нового Завета), ни одного свидетельства врага из фарисеев или сад­дукеев, ничего в свитках Мертвого моря, ни слова, записан­ного римским гражданином или представителем имперской власти. Нет данных о его рождении, нет записей очевидцев его чудес, нет протокола суда над ним, нет записей того вре­мени о его смерти. Все наши источники более поздние.

Обычно эти (более поздние) неканонические источни­ки, касающиеся жизни Иисуса, подразделяют на языческие (подразумевая, что их автор был греком, римлянином или кем-то еще, кроме иудея или христианина), иудейские и хри­стианские.

Языческие источники

Многих людей удивляет, когда они узнают, что в дошедших до нас языческих источниках нет ничего о том, что Иисус гово­рил и делал. Как я уже указывал, проповедническая деятель­ность Иисуса приходится на 20-е годы первого столетия. Предположим, мы расширим сферу нашего исследования до всего первого столетия — то есть где-то до тридцати лет жизни Иисуса и последующих семидесяти лет. Что уцелевшие языческие источники могут рассказать нам о нем? Как выяс­няется, нет ни одного языческого источника того периода, в котором говорилось бы хоть что-то о нем. Это отнюдь не означает, что до нас не дошли языческие документы первого столетия. Напротив, у нас их множество — записи историков, экспертов по религии, философов, поэтов, ученых, лиц, занимавших административные должности; личные письма (сотни); предписания, висевшие в общественных местах. Ни в одном из этих многочисленных источников нет рассужде­ний об Иисусе. На самом деле, его имя вообще ни разу не упо­минается ни в одном языческом источнике первого столетия.

Первое упоминание об Иисусе в языческом источнике датируется 112 г. н.э. и принадлежит перу правителя одной из римских провинций по имени Плиний. В письме, напи­санном им римскому императору Траяну, Плиний указывает на то, что в его провинции есть «христиане», которые неза­конно собираются для «поклонения Христу как Богу»1. Это все, что он говорит непосредственно об Иисусе. Это первое упоминание о нем в языческом источнике, сделанное спустя восемьдесят лет после его смерти. Несколькими годами позже Иисус упоминается римским историком Тацитом, который действительно указывает несколько фактов о нем, а конкретно, что он жил в Иудеи, где и был распят за нару­шение общественного порядка римским прокуратором Пон- тием Пилатом (который управлял Иудеей с 26 по36 г.) в период правления императора Тиберия.

Если мы ограничиваем период нашего исследования пер­вым столетием после жизни Иисуса, это единственные упо­минания о нем в имеющихся языческих источниках. Оче­видно, здесь не от чего оттолкнуться, если мы хотим знать, что Иисус действительно говорил и делал.

Иудейские источники

Вы, наверное, ожидаете, что Иисус чаще упоминается в нехри­стианских иудейских источниках первого века, поскольку он все-таки был евреем. К сожалению, и здесь не больше. Конеч­но, до нас дошло не так много иудейских источников того вре­мени, как языческих, но некоторые имеются в нашем распоря­жении. Среди них записи известного иудейского философа Фила Александрийского и иудейского историка Иосифа Фла­вия. Фил ни разу не упоминает Иисуса, как все остальные источники того времени, кроме Иосифа. Иосиф был автором ряда работ, часть из которых дошла до наших дней, в том числе история иудеев в двадцати томах, с самого начала (от Адама и Евы) до его дней, то есть до конца первого столетия (он напи­сал этот труд в 93 г. н.э.). В этом трактате он описывает доста­точно много выдающихся д ля иудаизма личностей, в том числе несколько своих современников (в том числе несколько людей по имени Иисус). И, как выясняется, он действительно дважды упоминает Иисуса из Назарета. В первом случае он пишет о мужчине по имени Иаков, который был «братом Иисуса, назы­ваемого мессией». Это все, что он говорит о нем в этом упоми­нании. Во втором случае, однако, он дает больше информации: что Иисус известен как творец «удивительных дел», что у него были последователи среди греков и иудеев, что он был доста­влен к Понтию Пилату «лидерами» иудейского народа, что он был распят и что на момент написания трактата у него все еще были последователи2. К сожалению, никакой другой информа­ции о жизни Иисуса Иосиф не дает.

За сто лет, прошедших после смерти Иисуса, это все, что мы можем узнать из нехристианских источников. Так что, если мы хотим знать больше о том, что Иисус говорил и делал, нам придется довольствоваться христианскими источниками.

Христианские источники

Как мы видели, Лью Тибинг настаивает на том, что были тыся­чи таких источников, созданных при жизни Иисуса. Если они когда-то и были, то ни один не дошел до наших дней. Хотя у историков есть серьезные основания для того, чтобы считать, что такие источники никогда не существовали.

Необходимо задуматься на минуту о природе проповедни­ческой деятельности Иисуса в той форме, в какой она нам известна из немногочисленных источников, дошедших до нас. Иисус был из галилейской деревни. Его последователи были по большей части сельскими жителями из низших иудейских слоев — возможно, крестьяне (вспомним все сравне­ния с семенами, растениями, деревьями и урожаем), рыбаки и тому подобный люд. И эти люди вели записи о его жизни? Проблема в том, что историки пришли к выводу, что пода­вляющее большинство населения во времена Иисуса было неграмотным, не умевшим ни читать, ни писать. Сейчас слож­но установить уровень грамотности в древности, но в наибо­лее авторитетном современном исследовании, выполненном профессором Университета Колумбия Уильямом Харрисом, указывается, что даже в лучшие времена античности (напри­мер, в Афинах в пятом веке до Рождества Христова, когда тво­рили Сократ и Платон) лишь 10-15 процентов населения были хоть отчасти грамотны (умели читать и, возможно, под­писывать простые документы типа контрактов)3. Высокого уровня грамотности, такого как в современном западном мире, в античности не было — тогда правительственным или частным структурам не приходило в голову выделять значи­тельные ресурсы, требуемые для того, чтобы все умели читать и писать (всеобщая грамотность начала распространяться лишь с промышленной революцией). Это означает, что в луч­шие времена 85-90% населения были неграмотны. Умели же читать и, возможно, писать (что требует более длительного обучения) лишь представители высших классов, обладавшие ресурсами и желанием обучать своих детей. Уровень грамот- ности был еще ниже в таких местностях, как галилейская деревня, где большинство населения составляли малообеспе­ченные крестьяне, рыбаки или ремесленники, которым не было необходимости учить свой алфавит4.

Так что же насчет последователей Иисуса? Единственное ясное упоминание о степени их грамотности содержится в Деяниях святых апостолов, где указывается, что двое из основных учеников, Петр и Иоанн, были, по сути, неграмот­ны (Деян:13). Что насчет остальных? У нас нет причин пола­гать, что с ними дело обстояло по-другому. Так что у нас не только нет тысяч свидетельств об Иисусе, написанных его последователями при его жизни, у нас есть серьезные осно­вания полагать, что этих тысяч свидетельств никогда не существовало — даже сотен, десятков, вообще… ни одного.

Все свидетельства, которые у нас есть, принадлежат более поздним авторам. Поражает, что эти авторы не входи­ли в состав непосредственно приближенных к Иисусу после­дователей. Взять хотя бы четыре Евангелия Нового Завета, которые мы весьма вскоре рассмотрим. Они написаны на греческом, блестяще образованными авторами, где-то через тридцать-шестьдесят лет после смерти Иисуса. А последова­телями Иисуса были крестьяне из Галилеи, говорившие по- арамейски и вряд ли знавшие греческий, и уж тем более не умевшие составлять повествования (или даже читать) по- гречески. Евангелия Нового Завета были, очевидно, написа­ны не ближайшими последователями Иисуса при его жизни, а десятилетия спустя, более образованными христи­анами, которые основывались на устных рассказах, быто­вавших в те годы после его смерти5.

Но прежде чем обратиться к этим Евангелиям, какие у нас есть еще христианские источники, не входящие в Новый Завет?

Наиболее важными являются другие евангелия, в том числе те, которые мы уже обсуждали — относительно ранние копии таких текстов как Евангелие детства от Фомы, Еван­гелие от Петра, Коптское Евангелие от Фомы и т. д. И когда я говорю «относительно» ранние, я имею в виду, что они были написаны в течение примерно двухсот лет после смер­ти Иисуса. Это даже близко не свидетельства современни­ков. Они появились через многие десятилетия, возможно, более чем через сто лет, после смерти Иисуса. Более того, как мы видели, эти свидетельства носят характер легенды, а не исторического описания, которое мы хотели бы полу­чить, чтобы понять, каким был Иисус, что он говорил и делал. Это относится также и к документам, которые мы будем обсуждать в следующей главе, — Евангелиям от Филип­па и Марии, в которых действительно упоминается об отно­шениях Иисуса с Марией Магдалиной, но которые также были более поздними работами второго (или третьего) века, а не записями свидетелей событий жизни Иисуса.

Таким образом, историки, изучающие жизнь Иисуса, вынуждены ограничиваться — по большей части вследствие природы наших источников — теми, что являются канониче­скими. Возможно, можно еще прибавить несколько некано­нических свидетельств, таких как Евангелия от Фомы и Петра. В следующей главе мы увидим, как эти источники могут быть использованы для установления того, что гово­рил и делал Иисус. Однако прежде чем перейти к ним, мы должны сказать еще несколько слов об источниках, кото­рые попали в Новый Завет.

Канонические источники

Возникает естественный вопрос: могут ли другие книги Нового Завета быть использованы для установления фактов из жизни Иисуса. В конце концов, в Новом Завете двадцать семь книг, и лишь четыре из них являются Евангелиями. Что насчет остальных двадцати трех?

К сожалению, эти книги содержат очень мало информа­ции о жизни Иисуса, поскольку они написаны по другим причинам и на другие темы. Есть малочисленные упоминания о вещах, которые Иисус говорил и делал, принадлежащие перу Павла (этим именем подписаны тринадцать посланий Нового Завета). Он сообщает нам, что Иисус был роясден от женщины (что представляет для нас не особенный интерес, поскольку вряд ли можно предположить другой вариант), что у него было двенадцать последователей и несколько бра­тьев (одного из которых звали Иаков), что он вел проповед­ническую деятельность среди евреев, что созвал Тайную Вечерю, был передан властям и распят6. Еще Павел упоми­нает пару высказываний Иисуса: одно о том, чтобы платить священникам, другое о том, чтобы не разводиться (1 Кор. 9:14; 7:11). Но кроме этого Павел ничего не говорит о жизни и учении Иисуса. Другие авторы Нового Завета говорят еще меньше: у них были другие задачи, не связанные с изложени­ем деталей жизни Иисуса.

Таким образом, нравится нам это или нет, являемся мы убежденными христианами или нет, являемся ли мы истори­ками, телепроповедниками, священниками, учителями вос­кресных школ или простыми обывателями, испытывающи­ми интерес к жизни Иисуса (и к таким вещам, как его пред­положительный брак с Марией Магдалиной), независимо от нашей жизненной ситуации и личных убеждений, — мы практически ограничены Евангелиями Нового Завета в нашей попытке узнать, что говорил и делал Иисус.

Евангелия Нового Завета

Но даже эти свидетельства, как мы уже видели, не лишены проблем для историков, пытающихся понять, что же в дей­ствительности произошло. В этом смысле Лью Тибинг абсо­лютно прав: эти Евангелия не являются беспристрастными историческими записями, которые просто сообщают, что на самом деле имело место. Евангелия Нового Завета — хотя и являются древнейшими и лучшими свидетельствами о жизни Иисуса — были написаны более поздними его после­дователями, которые стремились внести свою собственную лепту в события, о которых рассказывали.

Большинство людей — читатели «Кода да Винчи», наряду со многими другими, впрочем, — не осознают этого, просто принимая на веру, что Матфей, Марк, Лука и Иоанн пред­ставляют исторически достоверные повествования о вещах, которые говорил и делал Иисус. Но ученые уже давно установили, что это не так, что даже эти Евангелия проблематичны как исторические источники (хотя они и не являются проблематичными как теологические докумен­ты Церкви, предписывающие верующим, что они должны думать об исключительности жизни Иисуса и значении его смерти).

Но разве эти свидетельства не были записаны очевидца­ми, людьми, которые действительно присутствовали при тех событиях из жизни Иисуса, которые они излагают? Как я уже отмечал, похоже, что это не так. Напротив, авторы этих Евангелий и не заявляют, что они были очевидцами.

Мы, конечно, называем эти книги Евангелиями от Матфея, Марка, Луки и Иоанна. На протяжении веков хри­стиане верили, что они действительно были написаны этими людьми: двумя учениками Иисуса — Матфеем, сборщи­ком податей (см. Мф 9:9), и Иоанном, «любимым учеником» (Ин 21:24), — а также двумя спутниками апостолов — Марком, записывавшим за Петром, и Лукой, странствовавшим с Пав­лом. В конце концов, ведь имеино эти имена содержатся в названиях данных книг. Но многие не знают, что эти назва­ния были приписаны позже, христианами второго века, спу­стя десятилетия после того, как были написаны сами книги, чтобы утвердить их апостольское происхождение. Зачем это было сделано? Вспомните то, что я говорил о создании Нового Завета: лишь апостольские книги могли в него войти. Так что же оставалось делать с Евангелиями, которые все читали и считали авторитетными, но которые на самом деле были написаны анонимно — все четыре Евангелия Ново­го Завета? Их пришлось связать с апостолами, чтобы вклю­чить в канон, поэтому их подписали апостольскими именами.

Но сами книги были анонимными (не подписанные никакими именами). Если теперь вы их прочтете, вы это увидите. Нигде в этих книгах нет повествования от первого лица, когда автор говорит что-нибудь вроде «Потом Иисус и я пошли в Иерусалим, где мы…». Эти книги всегда ведут рас­сказ от третьего лица, о том, что другие люди делали — даже Евангелия от Матфея и Иоанна, которые предположитель­но были написаны спутниками Иисуса7. И названия, очевид­но, не являются изначальными составляющими книг. Кто бы ни назвал первое Евангелие «Евангелием, составленным Матфеем», это был явно не автор, а другой человек, который говорит нам, кто, по его мнению, написал эту книгу. Если бы автор давал своей книге название, он бы не гово­рил, кем «составлена» книга; он бы назвал ее как-нибудь вроде «Евангелие о жизни Иисуса Христа».

Более того, как я уже отмечал, все эти четыре автора — высоко образованные, говорящие по-гречески христиане, жившие примерно в конце первого века, а не говорящие по- арамейски крестьяне, которые были учениками Иисуса.

Это, конечно, не говорит о том, что Евангелия излагают недостоверную информацию. Они могли быть написаны позже, не очевидцами, но при этом содержать историче­ские факты из жизни Иисуса. Но есть также серьезные осно­вания полагать, что, наряду с предоставлением ряда истори­ческих фактов, эти книги также изменяют факты, чтобы обосновать важные религиозные заявления по поводу Иису­са. В данный момент, однако, нам достаточно просто отме­тить, что эти книги были написаны не спутниками Иисуса, а более поздними христианами.

А поскольку даже они должны были обладать источника­ми, содержащими информацию об Иисусе (поскольку каж­дый, кто говорит что-либо о нем, или имеет источник или придумал это), возникает вопрос: где они брали информа­цию? К счастью, один из авторов, Лука (я продолжу назы­вать их традиционными именами, хотя истинную личность этих людей мы установить не можем), указывает в начале своего Евангелия, какие источники он использовал: более ранние письменные свидетельства об Иисусе и устную тра­дицию (Лк 1:1-4). К сожалению, большинство этих более ранних источников исчезли. Но они исчезли не бесследно. Ученые убеждены в существовании двух источников, кото­рые были доступны Луке и Матфею8. Первым источником, как это ни странно, является Евангелие от Марка. В девят­надцатом веке ученые, занимающиеся Новым Заветом, уста­новили, что Марк первым написал свое Евангелие, вероят­но около 65 или70 г. н.э., а также что и Матфей, и Лука, писавшие десять или пятнадцать лет спустя, использовали произведение Марка при изложении многих из своих рас­сказов об Иисусе. Вот почему все три Евангелия так часто рассказывают те же истории, порой в тех же самых словах. Разве могло быть так много негласного согласия между этими тремя биографами Иисуса? Двое из них копировали третьего для написания ряда своих историй.

Но у Матфея и Луки есть другие общие истории, которые не содержатся в Евангелии от Марка. Откуда взялись они? Вот здесь в игру вступает гипотеза о существовании ныне утерянного Евангелия — Это не было, как утверждает Лью Тибинг, Евангелием, написанным собственноручно Иису­сом как хроники его пастырской деятельности. О, является условным названием, используемым учеными, занимающи­мися Новым Заветом, для обозначения гипотетического источника, доступного Матфею и Луке (но недоступного Марку и Иоанну), который содержал наиболее знаменатель­ные места из учения Иисуса, в том числе Молитву Господню и учение о Благодати, упомянутые Матфеем и Лукой, но не Марком, «^является аббревиатурой немецкого слова (.УиеОе, означающего «источник».)

Таким образом, истории Матфея, Марка и Луки столь похожи оттого, что они использовали ряд одних и тех же источников. Наряду с этим, однако, и у Матфея, и у Луки есть истории, не встречающиеся больше ни в одном другом Евангелии. Это позволило ученым утверждать, что у каждо­го из этих авторов был доступ к другим источникам, напи­санным ранее и не дошедшим до нас, а также к устным рас­сказам о жизни Иисуса. Эти источники условно названы М (источник, использовавшийся Матфеем) и Ь (источник, использовавшийся Лукой).

Но что насчет Иоанна? Евангелие от Иоанна очень отли­чается от трех других. Оставляя в стороне рассказ о стра­стях (о страданиях и смерти Иисуса), мы можем отметить, что большинство остальных деяний и высказываний Иисуса описаны Иоанном, и только им, равно как деяния и выска­зывания, описанные тремя более ранними Евангелиями, не упоминаются Иоанном. Таким образом, Иоанн использовал другие письменные и устные источники, также не дошед­шие до наших дней9.

Итак, я высказал мои мысли по поводу письменных источников, легших в основу четырех Евангелий. Но на чем основывались эти, ныне утерянные источники? В конечном итоге, если спутники Иисуса не записывали то, что он гово­рил и делал на протяжении своей жизни, истории об Иису­се должны восходить к устной традиции. Другими словами, после (или еще до) смерти Иисуса, его ученики рассказыва­ли истории из его жизни так, как они их запомнили; затем люди, которым они рассказывали эти истории, передавали их другим, а эти другие дальше, и так далее. Устные расска­зы о жизни Иисуса продолжались годами — десятилетиями, — пока кто-то не догадался записать их (например, Марк или О). Таким образом, в конечном итоге наиболее ранние пись­менные свидетельства, дошедшие до нас, и те письменные источники, на которых они были основаны, восходят к историям, передававшимся из уст в уста год за годом, деся­тилетие за десятилетием.

Именно это вызывает серьезные проблемы для истори­ков, которые пытаются установить, что именно происходи­ло в жизни Иисуса. У нас нет свидетельств, записанных при его жизни, — лишь более поздние свидетельства, записан­ные людьми с устных рассказов, на протяжении стольких лет передававшихся из уст в уста. Но что, однако, происхо­дит при этом с историями? Вы или ваши дети наверняка играли в испорченный телефон. Дети садятся в круг, один ребенок рассказывает шепотохм историю своему соседу, тот пересказывает ее другому, и дальше по кругу, пока история не вернется к первому ребенку, — и теперь это уже совершен­но другая история. (Если бы история не становилась другой, не было бы смысла играть.)

А теперь представьте, что игра в испорченный телефон происходит не в комнате между десятком детей, которые все принадлежат одной эпохе и говорят на одном языке, а между сотнями людей, живущих в разных странах, говоря­щих на разных языках, находящихся в разных жизненных ситуациях, имеющих различные проблемы и потребно­сти, — и все они рассказывают истории в контексте личного мировосприятия. Что произойдет с этими историями? Некоторые из них могут остаться относительно нетронуты­ми, но многие из них будут изменены, и изменены корен­ным образом. А еще ряд историй люди просто придумают по случаю, и они будут рассказываться и пересказываться, пока и их не изменят.

Могло ли подобное произойти с историями об Иисусе, передававшимися из уст в уста на территории всей Римской империи, на протяжении десятилетий после его смерти, до того, как они были записаны? Ученые, занимающиеся антич­ностью, не просто уверены, что подобное могло произойти, у них есть доказательства того, что это действительно про­изошло. Эти доказательства основаны на самих историях в том виде, в котором они записаны. Как я уже отмечал, неко­торые Евангелия рассказывают одни и те же истории об Иисусе, слово в слово (поскольку в них использованы одни источники). Многие истории различны. Некоторые исто­рии лишь слегка отличаются друг от друга, в них изменены одна-две детали. Но некоторые истории отличаются сильно. А ряд историй вообще придуман. По этому поводу соглаша­ются все — в противном случае, пришлось бы признать, что Иисус действительно зачастую заколдовывал товарищей, или что он действительно восстал из гробницы, и был при этом высоким, как небоскреб. Но ведь этого не было. Откуда тогда взялись эти истории? Их, очевидно, придумали.

Даже Евангелия Нового Завета содержат истории, кото­рые были коренным образом изменены или даже придума­ны. Это становится очевидным, когда читаешь разные евап- гелия и в деталях сравниваешь истории, содержащиеся в них. Вот Иисус родился, а была ли его семья из Назарета (как у Луки) или из Вифлеема (как у Матфея)? Иосиф и Мария бежали в Египет после его рождения (как у Матфея) или вер­нулись в Назарет месяц спустя (как у Луки)? Если проходила всеобщая перепись населения (как у Луки), почему ни один другой древний источник не упоминает об этом (в том числе, Матфей)? И как мы можем представить, что перепись проходила так, как описывает ее Лука, когда каждый должен был вернуться в местность, где жили его предки, чтобы запи­саться, — так что Иосифу пришлось вернуться в Вифлеем, где был рожден его предок Давид, за тысячелетие до этого? Если бы сегодня проходила такая перепись, и вам надо было бы вернуться на родину предков, живших за тысячелетие до вас, куда бы вы пошли? А взять рассказы о смерти Иисуса! Поче­му Иоанн указывает, что Иисус умер в день, когда готовились к Пасхе (Ин 19:14), а Марк указывает, что он умер на следую­щий день после Пасхи (Мк 14:12; 15:25)? Почему Марк гово­рит, что Симон Киринеянин нес крест Иисуса (Мк 15:21), а Иоанн — что Иисус весь путь нес крест сам (Ин 19:27)? Поче­му Марк пишет, что Иисус ничего не говорил на протяжении всей казни, как если бы был в шоке, а Лука — что он неодно­кратно вступал в разговоры, как по дороге на место распя­тия, так и на кресте? А как быть с пастырской деятельностью Иисуса? Почему Матфей указывает, что Иисус отказывался производить знамения, чтобы доказать, кто он (Мф 12:38-39), когда, согласно Иоанну, Иисус большую часть своего времени именно это и делал (Ин 4:54; 20:31)? Почему ученики никогда не понимают, кто такой Иисус в Евангелии от Марка, но сразу же понимают это в Евангелии от Иоанна? Почему Иисус никогда не говорит о том, кто он, у Марка, а у Иоанна не говорит практически больше ни о чем? Почему Иисус очищает Храм в конце своей жизни, согласно первым трем Евангелиям, а у Иоанна это буквально первое, что он делает, приступив к пастырству?

Мы можем бесконечно продолжать разговор о разли­чиях между Евангелиями, но нам лучше оставить его10. Здесь я хочу лишь подчеркнуть, что, поскольку наши Евангелия основываются на устных традициях, свидетельства, кото­рые у нас есть, отражают истории, измененные по мере того, как они пересказывались, год за годом, пока христиан­ские авторы конца первого века не записали их.






Это относится ко всем историям о Иисусе и его спутни­ках — не только о мужчинах, двенадцати учениках, но и о женщинах, в том числе о Марии Магдалине. Принимая во внимание природы наших источников, как мы можем узнать о взаимоотношении Иисуса с окружающими? Как мы можем, например, узнать о его отношении к женщинам? Или о степени его близости с Марией Магдалиной? Или о том, был ли он когда-либо женат? Или о том, занимался ли он когда-нибудь сексом и был ли у него ребенок? Учитывая, что Евангелия Нового Завета являются нашими самыми надежными источниками, но даже они проблематичны с исторической точки зрения, как нам установить, что Иисус действительно говорил, делал и испытывал в жизни?

Очевидно, нам необходимы некоторые точные истори­ческие критерии, если мы хотим получить достоверную информацию из подобных источников. В следующей главе я объясню, какие критерии выработали ученые для установления фактов из жизни Иисуса, а в седьмой главе я сопоста­влю эти факты с заявлениями «Кода да Винчи» о том, что Иисус был близок со своими последовательницами, в том числе с Марией Магдалиной, на которой он был якобы женат и от которой якобы имел ребенка.

<<Предыдущая глава

Следующая глава>>

Исторические источники об Иисусе: 2 комментария

  1. Хотелось бы узнать мнение автора о «Чудо в Зейтауне» в Египте! Это что, происки священников или фокусы магов, вроде Девида Коппернфильда (извиняюсь, если ошиблась в написании имени этого мага)! Но уж слишком зацепило!!!

  2. Владелец сайте не является автором этой статьи, как и в целом, раздела: «Тайны Иисуса Христа и Магдалины». Так называется книга, которою я разместил на страницах своего сайта, чтобы с этим замечательным произведением могли ознакомиться как можно больше читателей. Что касается упомянутого вами Чуда в Зейтауне, то лично мое мнение таково: Есть два варианта развития событий. 1. Экономически бедная страна, могла действительно сфальсифицировать подобное «чудо», в результате которого, туда ринулись сотни тысяч паломников и просто любопытных туристов, а это значит, что в экономику города, да и страны в целом, начал вливаться дополнительный денежный ручеек. Я не удивлюсь, что все именно так и произошло. Фальсифицируются целые исторические пласты, а не то, что какое-то там чудо, так, что такой вариант вполне возможен. 2. Чудо действительно произошло, настоящее, без дураков. На нашей планете полно всяческих загадок и чудес, которые официальная наука не только не желает исследовать, но даже просто не берет в расчет, закрывая глаза на бесчисленные явные и косвенные доказательства. Так что исключать вариант «истинного чуда» тоже не стоит 🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


9 + 7 =