Иисус, Мария Магдалина и брак

Иисус и МарияОдним из ключевых исторических персонажей «Кода да Винчи» является последовательница Иисуса Мария Магдалина. По сюжету, Мария была не просто одной из последователей Иисуса — она была его женой и любовницей, родившей ему ребенка, который положил начало его роду, причем потомки Иисуса живы по сей день и находятся под защитой тайного общества, Приората Сиона. Хочу подчеркнуть, что подобное понимание отношений Марии Магдалины и Иисуса не является оригинальным изобретением Дэна Брауна. Большую часть своей «информации» Браун заимствовал из бестселлера 1980-х, книги под названием Святая кровь,, святой Грааль, которую Браун прямо упоминает в своем романе, хотя и не признает, что она была основным источником его рассказа о Марии Магдалине (и о Приорате Сиона)1. Тем не менее каждый, кто знаком с обеими книгами, заметит между ними сильное сходство. Книга Святая кровь} святой Грааль была написана не учеными-специалистами по античности или Средневековью, а независимыми исследователями Майклом Байгентом, Ричардом Ли и Генри Линкольном, которые высказали сенсационную, но исторически не подтвержденную гипотезу о Марии, Иисусе, Граале и Приорате Сиона2.
Поскольку я в этой книге рассматриваю, прежде всего, «Код да Винчи» и теорию, изложенную в нем, я не буду рассматривать непосредственно Святую кровь,, святой Грааль, ограничившись лишь замечанием о том, что Дэн Браун просто заимствовал большую часть своих идей для создания сюжета о поисках Грааля Робертом Лэнгдоном и Софи Невё.

Большинство этих идей связаны с Марией Магдалиной и «ее браком с Иисусом Христом» (с. 296). В качестве доказательства этого брака британский аристократ и искатель Грааля Лью Тибинг апеллирует к Евангелию, которое не было включено в Новый Завет, трактат из Наг-Хаммади, известный под названием Евангелие от Филиппа. В нем сказано: «А спутница Спасителя — Мария Магдалина». И Тибинг заявляет: «Любой специалист по арамейскому скажет вам, что слово «спутница» в те дни буквально означало «супруга»» (с. 298).

Далее Тибинг цитирует еще одно неканоническое гностическое евангелие, Евангелие от Марии, где апостолы Петр и Леввей (он же Фаддей или Иуда, сын или брат Иакова) спорят о том, открыл ли Иисус правду Марии. Тибинг объясняет:

Во многих Евангелиях сказано, что именно в тот момент Иисус и заподозрил, что скоро Его схватят и распнут на кресте. И Он наказывает Марии, как править Его Церковью после того, как Он уйдет… Согласно всем этим изначальным Евангелиям, Христос давал указания о том, как строить свою Церковь, вовсе не Петру. А Марии Магдалине (с. 300).

Чтобы подчеркнуть значимость Марии в истории христианской церкви, Тибинг показывает Софи Невё генеалогическое древо иудейского «рода Вениамина». Она видит там имя Марии Магдалины и выражает свое удивление: «Так она из дома Вениаминова?» «Вот именно, — говорит Тибинг, — «Мария Магдалина — женщина царского происхождения» (с. 301). А это, в соответствии с его логикой, означает, что ребенок Христа и Марии Магдалины может быть только чистейшей царской крови. Вот почему церковные лидеры пытались скрыть ее отношения с Иисусом:

Угроза, которую Мария Магдалина представляла церковникам раннего христианского периода, была нешуточной. Она не только была женщиной, которой Христос доверил создание Своей Церкви, уже само ее существование доказывало: Церковь умалчивала о том, что у Христа, как и у всякого смертного, могло быть потомство. Более того — Церковь в стремлении защититься от власти Марии Магдалины объявила ее шлюхой и похоронила все свидетельства о женитьбе Христа на Марии, удушив в зародыше саму мысль о потомстве Христа и об исторических свидетельствах Его земного, а не божественного происхождения (с. 307).

Но Церковь не смогла уничтожить все — традиция якобы сохранялась на протяжении столетий таинственным Приоратом Сиона:

Согласно Приорату, — продолжил Тибинг, — Мария Магдалина была беременна, когда Христа распяли. Чтоб спасти еще не рожденное дитя Иисуса, она покинула Святую землю, другого выхода у нее просто не было. С помощью дяди Иисуса, верного Иосифа Аримафейского, Мария Магдалина тайно бежала во Францию, известную тогда под названием Галлия. Там она нашла убежище в еврейской общине. Там же, во Франции, родила дочь. Девочку назвали Сарой (с. 309).

С этими утверждениями «Кода да Винчи» дело обстоит так же, как с другими: в них больше фантастики, чем исторической истины. А некоторые из них откровенно ошибочны. Возьмем самый очевидный пример: неверно утверждать, что арамейское слово «спутница», которым в Евангелии от Филиппа названа Мария, означает «супруга». Во-первых, это слово не арамейское. Евангелие от Филиппа написано на коптском. И хотя слово, использованное на том, заимствовано из другого языка, этот язык не арамейский, а греческий. Другими словами, арамейский язык вообще не имеет никакого отношения к этой фразе. А использованное греческое слово (когпдпоз) на самом деле не означает «супруга» (или «любовница»), а лишь «спутница» (употребляется для обозначения друзей и товарищей).

Остальные утверждения Тибинга так же ошибочны или, по крайней мере, не имеют исторического основания. Но это приводит к возникновению широкого круга вопросов. Изучая исторические факты, что мы можем сказать об отношениях Иисуса с женщинами? Был ли он женат? Была ли его женой Мария Магдалина? Если так, вступал ли он с ней в интимные отношения? Был ли у них ребенок?

Чтобы ответить на эти вопросы, мы должны оставить в стороне область литературной фантастики и придерживаться исторических фактов, а это означает, что вместо сенсационных заявлений мы должны обратиться к исторической методологии. Как мы видели в предыдущей главе, восстановить события из жизни Иисуса крайне сложно. Нельзя просто процитировать наугад выбранные строки из того или иного евангелия и объявить это исторически достоверной информацией. Историческая наука намного более сложна. Необходимо принимать во внимание природу наших источников и применять к ним жесткие критерии, чтобы отделить факты от вымысла. То есть, даже если в наших ранних источниках и было бы сказано, что Иисус и Мария были любовниками или были женаты, нам пришлось бы провести исследование, чтобы установить, так ли это на самом деле. Но как выясняется, несмотря на уверения Тибинга, ни в одном из древних источников не указано, что Иисус был женат, не говоря уже о том, что его женой была Мария Магдалина. Все подобные заявления являются современной попыткой фантастической реконструкции жизни

Иисуса, не находящей подтверждения непосредственно в источниках. Исторический подход к источникам приводит к не столь впечатляющим и сенсационным результатам, как фантастические утверждения об Иисусе (у него была любовница! он занимался сексом! у него были дети!), но именно такой подход необходим для того, чтобы понять, что же действительно происходило, даже если это не так захватывающе, как то, что описано в романах.

Исходя из этого, я сформулировал ряд вопросов по поводу Иисуса, на которые нам необходимо ответить, переходя от общего к частному: Как он относился к женщинам вообще? Какую роль они играли среди его последователей? Был ли он в близких отношениях с кем-нибудь из них? Можно ли предположить, что он был женат? Каким конкретно были его отношения с Марией Магдалиной? Есть ли хоть какие-то исторические свидетельства, что они были женаты? Что у них были интимные отношения?

Последователи Иисуса: мужчины

Прежде всего представляется, что подавляющим большинством последователей Иисуса, особенно самыми близкими его последователями, были мужчины. Большая часть историй об Иисусе — и те, что можно назвать исторически аутентичными, и те, по поводу которых остаются сомнения, — рассматривает его отношения с мужчинами. Это неудивительно: женщины в первом веке находились под властью мужчин — отцов или мужей, — и вряд ли им было бы разрешено бродить по полям со странствующим учителем, когда дома было так много дел: приготовить еду, сшить и починить одежду, присмотреть за детьми3. Это было занятием женщин; у мужчин же вне дома была намного более ярко выраженная общественная роль. Женщина могла проявлять активность вне дома, как правило, только если не находилась под властью мужчины (отца или мужа), потому что была, скажем, одинокой и пожилой, или если принадлежала к высшему классу, и ее домашние обязанности исполняли другие, например рабы. И хотя несколько отдельных последователей Иисуса вполне могли принадлежать высшему классу — и, как мы увидим, таковые, вероятно, действительно были, — подавляющее большинство были крестьянами. А крестьянки Галилеи большую часть своего времени проводили за домашней работой; у них не было времени на досуг, например на то, чтобы сходить послушать проповедь.

Поэтому неудивительно, что большинство последователей Иисуса составляли мужчины, которые, по всей вероятности, проводили основную часть своего времени вне дома. Более того, в наших источниках указывается, что все самые близкие последователи Иисуса были мужчинами. Это двенадцать учеников, чей пол едва ли молено подвергнуть сомнению, — это двенадцать мужчин, избранных из более широкой компании, окружавшей Иисуса, тоже преимущественно мужской по своему составу. Это не просто действительность, окружавшая Иисуса, но еще и идеальная ситуация, которую он, по всей видимости, сам спроектировал. Ведь, как мы уже видели, одной из основных идей учения Иисуса было ожидание скорого наступления царства Бога, в котором Бог будет управлять своими подданными через людей- посредников. А кто будут эти люди-посредники? Вспомним высказывание Иисуса из высказывание, отвечающее нашим критериям аутентичности: «Истинно говорю вам, что вы, последовавшие за Мною, — в пакибытии, когда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своей, сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израиле- вых» (Мф 19:28; сравн. Лк 22:30). А будущими правителями подданных Бога, конечно, должны были быть мужчины.

Последователи Иисуса: женщины

Это не означает, что у Иисуса не было последовательниц. Напротив, даже несмотря на то, что женские образы выписаны в историях об Иисусе не так четко, как мужские, они появляются регулярно, намного чаще, чем можно предположить, учитывая патриархальное общество, ограничивавшее общественную активность женщин в первом веке. Представляется, что Иисус, в большей степени, чем другие учителя, в том числе иудейские, привлекал женщин к своей пастырской деятельности. Такой вывод можно сделать, тщательно проанализировав наши источники с применением критериев, о которых я говорил в предыдущей главе.

Обобщая весь этот материал, я могу сказать следующее4 В двух независимых друг от друга ранних источниках, у Марка и в Ь (источник, которым пользовался Лука), указано, что Иисуса во время странствий сопровождали женщины (Мк 15:40-41; Лк 8:1-3). Эта же традиция, опять-таки независимо, прослеживается в Евангелии от Фомы (напр. Евангелие от Фомы 114), а также в других параграфах, где упоминается, что Иисус общался с женщинами (напр. Лк 10:38-42; Мф 15:21-29). Марк и Ь также указывают, что женщины оказывали Иисусу финансовую поддержку в период его пастырской деятельности, очевидно, играя роль его покровителей (Мк 15:40-41; Лк 8:1-3). Другими словами; поскольку Иисус в этот период не имел источников дохода, эти женщины (одну из которых называют Марией Магдалиной) фактически содержали его и его учеников. Это, очевидно, были обеспеченные женщины, которым не было необходимости оставаться дома и заниматься хозяйством. Возможно, некоторые из этих женщин, в том числе и Мария Магдалина, были не замужем, но определенно не все. Одну из них называют «Иоанна, жена Хузы, домоправителя Иродова» (Лк 8:2). Другую называют Сусанной, но, как и в случае с Марией, мы не можем определить ее семейное положение. Лука говорит, что были «и многие другие, которые служили Ему имением своим». В числе других, названных Марком, — женщина по имени Саломия и другая Мария, которая описана как «мать Иакова меньшего и Иосии». Возможно, что это не кто иная, как сама мать Иисуса, у которой, как сказано ранее (Мк 6:3), было двое сыновей, Иаков и Иосия. В любом случае, очевидно, что Иисуса в его странствиях сопровождали не только двенадцать учеников-мужчин, но и женщины, причем некоторые из них помогали ему материально.

Женщины были не только теми, кто сопровождал Иисуса, они были также и теми, к кому он обращался в ходе своей пастырской деятельности. У Марка и Иоанна, Иисус вступает в прилюдную беседу и спор с женщинами, которые не входили в число его непосредственных последовательниц (Ин 4:1-42; Мк 7:24-30). В обоих Евангелиях, независимо друг от друга, также зафиксировано, что у Иисуса был физический контакт с женщиной, которая прилюдно омыла его миром (Мк 14:3-9; Ин 12:1-8). По версии Марка, это неназванная женщина в доме прокаженного по имени Симон (тот же рассказ в несколько другой вариации содержится и у Луки, который, по всей видимости, заимствовал его у Марка, но видоизменил в ряде ключевых моментах; см. Лк 7:36-50); по версии Иоанна, это Мария из Вифании, сестра Марфы и Лазаря, а дело происходит в ее доме. Кроме того, есть свидетельства, что Иисус в раде случаев оказал помощь женщинам, нуждавшимся в ней (напр. Мф 15:21-29).

Во всех четырех канонических Евангелиях сказано, что женщины, которые сопровождали Иисуса на пути из Галилеи в Иерусалим в последнюю неделю его жизни, присутствовали при его казни (Мф 27:55; Мк 15:40-41; Лк 23:49; Ин 19:25). По Марку, наиболее ранней версии, лишь они остались преданны ему до конца: все его последователи-мужчины бежали. Кроме того, из всех четырех канонических Евангелий, а также из неканонического Евангелия от Петра, ясно следует, что последователи-женщины первыми поверили, что тело Иисуса больше не в гробнице (Мф 28:1—10; Мк 16:1-8; Лк 23:55-24:10; Ин 20:1-2; Ев. от Петра 50-57). Правда, эти источники дают разные свидетельства касательно количества женщин у пустой гробницы: была ли Мария Магдалина там одна, как утверждает Иоанн? Или там были Мария Магдалина и другие женщины, как говорится в остальных Евангелиях? И если были и другие женщины, то кто именно? Это зависит от того источника, к которому вы обратитесь. В любом случае, именно эти женщины первыми объявили, что Иисус воскрес. Как утверждают некоторые историки- феминисты, сложно переоценить значимость этой идеи женщин у гробницы: без этих женщин о воскресении’могли так и не узнать — а значит, не было бы и христианства.

Есть и другие любопытные рассказы о контактах Иисуса с женщинами, содержащиеся, правда, лишь в одном или другом Евангелии и не отвечающие, таким образом, нашему критерию, что неоднократно повторяющиеся истории с большей вероятностью можно признать аутентичными. К ним откосится запоминающаяся история, содержащаяся только в Евангелии от Луки, о том, что Иисус поддерживает своего друга, Марию из Вифании, в ее решении обратиться к его учению, а не посвящать всю себя традиционно «женским» домашним хлопотам (Лк 10:38-42).

Что мы можем сказать о соответствии этих историй историческому контексту — Палестине первого века? Это правда, что женщины в целом воспринимались в Древнем мире как люди второго сорта по сравнению с мужчинами. Но были и исключения: греческие философские школы, например эпикурейцы и циники, выступали за равенство мужчин и женщин. Конечно, в непосредственном окружении Иисуса в Палестине вряд ли было много эпикурейцев или циников, а наши немногочисленные источники говорят, что женщины, как правило, были еще более ограничены в сельской части империи в том, что касалось их возможностей участвовать в общественной жизни вне дома и вне власти их отцов или мужей. Может ли быть такое, что иудейский учитель побуждал их к этой деятельности?

У нас нет серьезных оснований предполагать, что у других иудейских проповедников того времени были последовательницы. Но нам известно, что фарисеи пользовались поддержкой и покровительством влиятельных женщин при дворе царя Ирода Великого. К сожалению» в наших немногочисленных источниках практически нет данных о женщинах низших классов, у которых не было состояния и положения в обществе, которые сделали бы их независимыми от отцов или мужей.

Есть, однако, одно соображение, которое подтверждает, что рядом с Иисусом могли быть женщины, следовавшие за ним во время его проповеднической деятельности. Оно связанно с особым характером его предсказания о наступлении царства Бога. Давайте вспомним: Иисус говорил, что Бог вмешается в ход истории и перевернет судьбы. Первый станет последним, а последний первым. Богатые станут бедными, а бедные богатыми. Те, кто сейчас процветает, будут унижены, а униженные будут процветать. Венцом этого послания является то, что Иисус обращался прежде всего к изгоям и маргиналам, очевидно желая подчеркнуть свое предсказание о том, что будущее царство будет принадлежать таким, как они. И если учесть, что мужчины, управлявшие всем в обществе, смотрели на женщин сверху вниз, как на людей второго сорта, тот факт, что Иисус свободно общался с женщинами и что именно они были наиболее заворожены его предсказанием о грядущем царстве, уже не кажется таким маловероятным. *

Некоторые ученые двадцатого века пошли еще дальше, предположив, что Иисус сделал намного больше: что он проповедовал «радикально эгалитарное общество» — то есть, что он решил реформировать общество, разработав новые правила социальных отношений, которые образуют сообщество, где к мужчинам и женщинам будут относиться как к равным5. Однако это, скорее всего, преувеличение, у нас нет оснований предполагать, что Иисус хотел провести какие- либо фундаментальные социальные реформы в эту эпоху зла. Он полагал, что современное общество вместе со всеми его условностями вскоре будет разрушено — когда Сын Человеческий спустится с небес на землю, чтобы судить. Иисус абсолютно не собирался трансформировать общество изнутри — он готовил людей к разрушению общества. Лишь с приходом царства Бога установится совершенно новый миропорядок, в котором основным законом будут мир, равенство и справедливость. Однако это царство нельзя установить с помощью новых программ социальных реформ. Оно придет вместе с космическим судьей, Сыном Человеческим, который уничтожит злые и подавляющие силы этого мира.

В этой мере (и я подчеркну, только в этой мере), даже несмотря на то, что Иисус не призывал к социальной революции, в его послании действительно был значительный революционный подтекст Он мог призывать своих последователей воплотить этот подтекст в жизнь (и отсюда его общение с женщинами). Но в любом случае, мы должны понимать, что для одних людей его послание было более привлекательно, чем для других, — особенно привлекательно оно было для тех, кто считал себя униженным и ждал награды в будущем царстве. Допуская, что были женщины, чувствовавшие себя таким образом, и учитывая патриархальную структуру общества, в котором они жили, неудивительно, что апокалиптическое послание Иисуса и надежда на счастливую жизнь в грядущем царстве, которую оно несло, были для них так привлекательны.

Был ли Иисус женат?

Теперь мы можем перейти к пресловутому вопросу, был ли сам Иисус женат. В «Коде да Винчи» это не ставится под сомнение, поскольку и Роберт Лэнгдон, и Лью Тибинг с уверенностью говорят о семейном положении Иисуса. Тибинг говорит Софи Невё:

— Иисус как человек женатый наделен куда большим значением и смыслом, нежели привычный нам стандартный библейский образ Иисуса-холостяка.

—   Почему? — спросила Софи.

—    Потому что Иисус — еврей, — ответил Лэнгдон… — А негласные социальные законы того времени запрещали еврейскому мужчине ходить в холостяках. Долгом каждого еврейского отца было найти подходящую жену для своего сына. Если бы Иисус не был женат, то по крайней мере хотя бы в одном из библейских Евангелий должен быть упомянут этот факт, а также приведено объяснение, почему Иисус оставался холостяком (с. 297).

И вновь мы сталкиваемся с сенсационными фантастическими утверждениями, а не с исторической реальностью. Я вскоре рассмотрю ключевой вопрос, были ли еврейские мужчины всегда женаты и «запрещалось» ли безбрачие. Но прежде мы ответим на вопрос, что историки говорят о семейном положении Иисуса.

Действительно, было несколько историков (не писателей или «независимых исследователей»), которые утверждали, что вероятность того, что Иисус был женат, крайне высока6. Но подавляющее большинство ученых, изучавших Новый Завет и раннее христианство, пришли к прямо противоположному выводу. Для этого у них был ряд серьезных оснований.

Наиболее значительным является факт, который невозможно проигнорировать или переоценить: ни в одном из ранних христианских источников нет указаний на брак Иисуса или его жену. Это относится не только к каноническим Евангелиям от Матфея, Марка, Луки и Иоанна, но и ко всем остальным евангелиям и другим ранним христианским документам. В посланиях Павла, Евангелии от Петра, Евангелии от Филиппа, Евангелии от Марии, Евангелии назареян, Евангелии египтян, Евангелии евреев и других источниках нет ни одного упоминания об Иисусе как о женатом человеке.

А подумайте, сколько было бы случаев, в которых каждый из этих авторов должен был бы упомянуть брак или жену Иисуса, если бы он действительно был женат. В этих документах упомянуты мать Иисуса, его «отец» (Иосиф), братья и сестры. Почему тогда его жена ни разу не упомянута? Упомянуты его ученики, другие его последователи (в том числе, женщины). Почему жена — ни разу? Более того, несколько раз упомянуты супруги его последователей. А в одном месте упоминаются жены апостолов и земных братьев Иисуса (Жор 9:5). Почему бы тогда не упомянуть жену Иисуса? (То, что это не просто замалчивание фактов, нам сейчас станет ясно.)

Еще интереснее обстоит дело с Марией Магдалиной: если Иисус действительно был женат на ней, почему об этом нет никаких упоминаний? Почему ни в одном из канонических Евангелиях она не занимает особого места? Почему, если так разобраться, кроме Евангелия от Луки 8:1-3, где она названа по имени вместе с другими женщинами (Иоанной, Сусанной и несколькими неназванными), она ни разу не упоминается во время его пастырской деятельности, и уж тем более не говорится о том, что она состояла в особых отношениях с Иисусом? Почему она не фигурирует ни в одной из историй об Иисусе в этих Евангелиях? И даже в Евангелиях, где она занимает особое место, например в Евангелии от Марии, почему она — та, кому Иисус делает важное признание, а не та, на ком он был женат?

Еще интереснее вопрос, почему она идентифицирована именно таким образом, как Мария Магдалина, Ученые единодушно соглашаются, что ее называют Магдалиной, чтобы отличить от других Марий, упоминающихся в Новом Завете, в том числе от Марии, матери Иисуса, и Марии из Вифа- нии, сестры Марфы и Лазаря. Прозвание Магдалина указывает на место ее рождения — Магдалу, рыболовецкую деревушку на берегу Галилейского моря. Но если было необходимо отличить эту Марию от других Марий, почему бы просто не указать, что она та, на которой женат Иисус, а не говорить, откуда она родом? Более того, если они были женаты, как получается, что Иисус, в соответствии с источниками, никогда не покидал свой родной город до начала пастырской деятельности, а эта женщина родом из другого города (из Магдалы, а не из Назарета)?

Это непреодолимые трудности для большинства ученых, пытающихся ответить на вопрос, был ли Иисус женат, не говоря уже о том, был ли он женат на Марии Магдалине. Она просто практически не фигурирует в наших ранних источниках, кроме самого конца истории об Иисусе, когда она с другими женщинами приходит помазать его тело перед погребением. И как я уже подчеркивал, даже в более поздних евангелиях, например в Евангелии от Филиппа, не сказано, что они были женаты (более подробно эти евангелия будут рассмотрены в следующей главе).

Но если Иисус на самом деле не был женат, как мы можем это объяснить? Прав ли Роберт Лэнгдон, утверждая, что еврейские мужчины должны были быть женаты, а безбрачие осуждалось?

К сожалению, это очередной полет фантазии Дэна Брауна, не имеющий исторических оснований (или, возможно, основанный на пристрастном изучении намного более поздних иудейских источников). На самом деле, у нас есть данные об иудейских мужчинах-холостяках, живших во времена Иисуса в той же местности, и вполне ясно, что они не осуждались за это. И самое интересное, что эта традиция оставаться холостым характерна именно для того круга, к которому принадлежал Иисус, — для пророков апокалипсиса первого века, считавших, что мир, в котором они живут, вскоре будет разрушен, когда Бог вмешается в историю, чтобы уничтожить силы зла и установить царство добра.

У нас есть данные об одной из иудейских сект, верившей в апокалипсис и принадлежавшей той же эпохе и местности. Это секта ессеев, создавших свитки Мертвого моря. Как свидетельствуют древние источники, эти ессеи были преимущественно мужчинами, не вступавшими в брак. Об этом сказано, с одной стороны, в иудейских источниках того времени: у философа первого века Фила, который указывает, что «ни один ессей не берет жену», а также у историка Иосифа, который указывает, что ессеи не вступают в брак. Эта же информация подтверждается и неиудейскими источниками: например, римский мыслитель Плиний старший указывает, что ессеи отрицали секс и жили «без женщин»7.

Современные ученые не считают, что сам Иисус был ессеем. Но у него было поразительно схожее с ними апокалиптическое мировоззрение. Поэтому совсем неудивительно, что он тоже был неженат. И на самом деле, само его учение дает нам основания полагать, что он был холостяком. В одном из наших ранних евангелий описано, как Иисус вступил в спор с правящей иудейской группировкой, саддукеями, которые не верили в жизнь после смерти в грядущем царстве, а настаивали, что смерть несет с собой полное прекращение существования. Иисус пытался убедить их в том, что они не правы, что, когда наступит царство, жизнь продолжится для тех, кто жив, и даже для тех, кто уже умер. Но он утверждает, что жизнь станет другой и будет отличаться от нынешней, по крайней мере, одним: люди «не будут ни жениться, ни замуж выходить, но будут, как Ангелы на небесах» (Мк 12:25).

Но как связаны эта идея воскрешения и нынешняя, земная жизнь? Не является ли это лишь описанием того, как будут обстоять вещи в грядущем царстве? Здесь необходимо подчеркнуть, что важную часть учения Иисуса занимала убежденность в том, что идеалы царства должны начать воплощаться в жизнь здесь и сейчас. В царстве не будет ненависти, поэтому люди должны любить друг друга сейчас; в царстве не будет страданий, поэтому люди должны стараться облегчить страдания сейчас; в царстве не будет голода, поэтому люди должны накормить голодных сейчас; в царстве не будет войн, поэтому люди должны бороться за мир сейчас; в царстве не будет сил зла, поэтому люди должны противостоять злу сейчас (например, изгоняя демонов); в царстве не будет болезней, поэтому люди должны исцелять больных сейчас. Вот почему Иисус сравнивал царство Бога с «горчичным зернышком», которое, как бы крошечно оно ни было, когда его сажают, набрав силу, становится огромным растением (см. Мк 4:30-32). Царство сравнивается с этим зернышком, потому что теперь люди лишь начинают воплощать в жизнь стандарты царства, но когда Сын Человеческий придет судить на землю, уничтожит силы зла и установит царство Бога, это маленькое начало принесет огромные плоды, и царство вступит в полное могущество.

Иисус считал, что идеалы царства должны реализовываться в настоящем. И он считал, что в царстве не будет брака и сексуальных отношений. Так же полагали и ессеи, его товарищи по апокалиптицизму. Их мировоззрение находило выражение в том, что они не вступали в брак. И вполне допустимо — я бы даже сказал, крайне вероятно, — что Иисус поступил так же.

Дальнейшие доказательства этому мы находим в записях последователей Иисуса, сделанных после его смерти. Нашим наиболее ранним христианским автором является апостол Павел, который не входил в состав двенадцати учеников Иисуса, но стал лидером христианства — движения, основанного после смерти Иисуса. Как и Иисус (а до него ессеи), Павел начинал с иудейского апокалиптицизма. Обратившись к вере в Христа, он не отказался от своего апокалиптического мировоззрения, а видоизменил его под воздействием своей убежденности в том, что конец эпохи уже настал, вместе со смертью и воскресением Иисуса. Павел ожидал, что еще при его жизни Иисус вернется с небес и будет судить, и установится царство Бога (см. 1 Фес. 4:13-18; Жор 15:50-57). Другими словами, он был христианским пророком апокалипсиса.

А как он смотрел на брак? Примерно так же, как Иисус: в свете неизбежного конца человек должен полностью посвятить себя грядущему царству, а не отвлекаться на брак и сексуальные отношения. Давая христианам города Коринфа совет по поводу брака и сексуальных отношений, Павел говорит: «Безбрачным же и вдовам говорю: хорошо им оставаться, как я» (Шор 7:8). А почему? Для Павла, причина кроется в «настоящей нужде» (Жор 7:26) — другими словами, в приближающемся конце всех вещей. Поэтому те, кто женат, не Должны искать развода, а те, кто не женат, не должны искать брака (7:27). Вместо этого все люди должны посвятить себя обращению в Христову веру других людей, чтобы подготовить их к предстоящему разрушению нынешнего социального порядка и установлению царства Бога, в котором, по словам Иисуса, «не будут ни жениться, ни замуж выходить».

В свете апокалиптического послания, таким образом, не представляется удивительным, что он оставался безбрачным  Именно такую позицию занимали современные ему ессеи и его последователь Павел — всех их объединяла вера в апокалипсис. Принимая во внимание тот факт, что нет никаких доказательств тому, что Иисус был женат, не говоря уже о женитьбе на Марии Магдалине, можно сделать лишь один разумный вывод: Иисус, пророк апокалипсиса, был холостяком.

Иисус и Мария Магдалина

В свете того обстоятельств, что Иисус, по всей видимости, был не женат, что мы можем сказать о его отношениях с Марией Магдалиной? Из этих отношений с годами сделали многое, и не только в романах типа «Кода да Винчи» или сенсационных трудах вроде «Святая кровь, святой Грааль», но и в фильмах — например, в фильме режиссера Скорцезе «Последнее искушение Христа» (по роману Казантзакиса), где Иисус показан женатым на Марии Магдалине, проститутке, и регулярно вступающим в сексуальные отношения с ней. Это мнение, что у Иисуса были особенно близкие отношения с Марией Магдалиной, уходит корнями в некоторые источники второго и третьего веков, такие как Евангелия от Филиппа и Марии, которые я уже упоминал и которые я более подробно рассмотрю в следующей главе (хотя следует подчеркнуть, что даже в этих источниках не говорится, что Иисус был женат на Марии Магдалине или когда-либо занимался с ней сексом). Но здесь меня интересует историческая ситуация, и эти более поздние легенды не имеют к ней отношения. Вопрос заключается в том, что мы можем узнать о Марии Магдалины из наших ранних источников.

Как я уже указывал, Мария не слишком часто появляется в наших евангелиях: в Новом Завете ее имя упомянуто лишь тринадцать раз (Петр, например, упоминается свыше девяноста раз), причем зачастую в параллельных абзацах (то есть, например, Матфей и Марк говорят о ней одно и то же в истории, которую Матфей заимствовал у Марка). Если же основываться на историях, содержащихся более чем в одном независимом источнике (вспомним, что неоднократно повторяющиеся истории с большей вероятностью можно признать аутентичными), о Марии Магдалине можно сказать следующее. Имя «Магдалина», как я уже указывал, используется для того, чтобы отличить ее от других Марий, в том числе от матери Иисуса и его знакомой Марии из Вифании (сестры Йарфы). В двух независимых источниках говорится, что она сопровождала Иисуса в его путешествиях по Галилее (Мк 15:41; Лк 8:1-3) и предоставляла финансовые ресурсы для его пастырской деятельности (наряду с другими женщинами, ряд из которых не назван по имени). В трех наиболее ранних Евангелиях, от Матфея, Марка и Луки, указано, что она (вместе с другими женщинами) пришла с Иисусом в Иерусалим в последнюю неделю его жизни и присутствовала при его распятии и погребении (Мф 27:56, 61; Мк 15:40, 47; Лк 23:55). И во всех четырех канонических Евангелиях, а также в Евангелии от Петра указывается, что именно она обнаружила пустую гробницу Иисуса и узнала — в зависимости от источника, от человека, который там был, от ангела или от двух ангелов, — что он воскрес. По версии одного из источников (Евангелие от Иоанна), она узнает об этом одна, по версии других, она приходит к гробнице в компании женщин, некоторые из них иногда названы по именам. Она (и другие) затем рассказали о пустой гробнице и стали, таким образом, первыми свидетелями воскресения. Согласно некоторым источникам, Иисус после воскресения является ей прежде, чем ученикам.

И я боюсь, это все, что мы можем извлечь о ней из наших источников. Конечно, хотелось бы, чтобы информации было больше, и всегда есть искушение придумать то, чего не было (Иисус был женат на ней! Иисус занимался с ней сексом! у Иисуса был от нее ребенок!). Но историки могут опираться лишь существующие доказательства, они не должны придумывать исторические факты. У нас нет оснований предполагать, что она была «из рода Вениаминова» (как утверждает Лью Тибинг), а даже если бы и была, это не указывало бы на ее царскую кровь (многие люди были из рода Вениамина, в том числе апостол Павел; Флп 3:5). Нет оснований предполагать, что Иисус вверил ей свою церковь (этого не сказано даже в Евангелии от Марии), что он был женат на ней, занимался с ней сексом, или что она когда-либо была во Франции.

Есть другие упоминания о Марии Магдалине, которые содержатся только в одном источнике. Лука, например, единственный, кто указывает, что Иисус изгнал из нее «семь демонов». К сожалению, допуская, что Лука прав, мы не знаем природу ее демонической одержимости. Идея, что эти демоны толкнули ее на путь проституции, является явным преувеличением; большинство демонов в Евангелиях не позволяют людям говорить, или делают их больными, или пытаются нанести им вред, толкая в огонь или в воду. Более того, ни одно из упоминаний о ней — даже у Луки — не указывает на то, что Мария была проституткой. Эта идея возникла примерно через 500 лет после написания Евангелий, когда папа Григорий Великий произнес проповедь, в которой сказал, что Мария Магдалина — не кто иная, как та женщина дурной репутации, которую упоминает Лука (7:36-50). Но современные ученые не признают такую идентификацию достоверной. Лука рассказывает, как не названная по имени женщина помазала ноги Иисуса миром; эту историю Лука заимствовал у Марка и слегка видоизменил. У Марка эта женщина не связана с Марией Магдалиной и не называется женщиной сомнительной репутации. У Луки эта женщина тоже не является Марией Магдалиной, поскольку последняя упомянута непосредственно в следующей истории, и Лука называет ее имя, вводя в повествование новый персонаж (Лк 8:2). Интересно, что в Евангелии от Иоанна есть похожая история о помазании Иисуса (правда, дело происходит в иудейской Вифании, а не в Галилее, как у Луки); однако у Иоанна речь идет о Марии из Вифании, а не о безымянной женщине (и не о Марии из Магдалы), которая помазала Иисуса миром в своем доме, а не в доме фарисея Симона (как у Луки). В любом случае, Мария из Вифании и Мария Магдалина были родом из разных городов, их нельзя идентифицировать как одного человека.

Заключение о Марии Магдалине

Короче говоря, мы немногое можем узнать о Марии Магдалине из наших наиболее ранних и исторически достоверных источников. Неудивительно, что мучимые любопытством христиане второго и третьего столетий, изменявшие рассказы об Иисусе и иногда придумывавшие новые, приложили свое богатое воображение к этой названной по имени женщине, которая сопровождала Иисуса, и стали говорить о ней исторически не достоверные вещи.

И естественно, что эти придуманные истории нашли отклик в сердцах современных читателей, которые хотят знать о Марии Магдалине больше, чем это возможно. И опять-таки неудивительно, что о ней продолжают создавать современные легенды, в том числе легенду о том, что она была замужем за Иисусом, вступала с ним в регулярные интимные отношения и родила ему ребенка. Это легенда бестселлера «Святая кровь, святой Грааль», практически в неизмененном виде заимствованная Дэном Брауном для написания «Кода да Винчи».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


8 + 6 =