Законы природы и вопрос о чудесах

Законы природы воскресения ХристаХристианская Благая Весть основывается на чуде. Именно чудо Воскресения Христа положило ей основание, и это же чудо является ее главным содержанием. Когда речь идет об учениках Христа, которые несли Благую весть людям, то, прежде всего они характеризуются как свидетели его воскресения. Очень хорошо об этом говорит К. С. Льюис: «Основной, первый факт истории христианства – в том, что определенное количество людей, по их собственным словам, видели воскресение. Если бы никто им не поверил, Евангелий бы не было».

Первохристиане были убеждены, что без Воскресения христианской Благой вести просто не было бы. Апостол Павел писал: «…Если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша»

Давид Юм и чудеса

Именно этот аспект христианской Благой вести находится в противоречии с широко распространенной точкой зрения, согласно которой чудеса невозможны. Одним из мыслителей, который сыграл особо важную роль в распространении представления о том, что наука сделала невозможной веру в чудеса, был шотландский философ эпохи Просвещения Давид Юм. Он принадлежит философской традиции скептицизма. В своей знаменитой книге «Исследование о человеческом познании» он писал: «Чудо есть нарушение законов природы, а так как эти законы установил твердый и неизменный опыт, то доказательство, направленное против чуда, по самой природе факта настолько же полно, насколько может быть полным аргумент, основанный на опыте. <…> Не чудо, если человек, по-видимому, пребывающий в полном здоровье, внезапно умрет, ибо, хотя такая смерть и более необычна, чем всякая другая, тем не менее, мы часто наблюдали ее. Но если умерший человек оживет, это будет чудом, ибо такое явление не наблюдалось никогда, ни в одну эпоху и, ни в одной стране. Таким образом, всякому чудесному явлению должен быть противопоставлен единообразный опыт, иначе это явление не может заслуживать подобного названия».

В этом рассуждении присутствуют два аргумента, хотя можно сказать, что отчасти они повторяют друг друга.

Первый аргумент касается единообразия природы.

  1. Чудеса – это нарушение законов природы.
  2. Эти законы установил «твердый и неизменный опыт».
  3. Следовательно, аргумент против чуда столь же надежен, как и любой другой аргумент, основанный на опыте.

Второй аргумент основывается на единообразии опыта.

  1. Необычные, но часто наблюдаемые события не являются чудесами. Примером такого события является неожиданная смерть здорового человека.
  2. Воскресение будет считаться чудом, так как оно никогда и нигде не наблюдалось.
  3. Существует единообразный опыт, который противостоит каждому чудесному событию. В противном случае это событие не может быть названо чудесным.

Аргумент от единообразия природы подрывает позиции Юма

Юм отрицает чудеса, так как, по его мнению, чудеса идут вразрез с единообразными законами природы. Но в другом месте своего сочинения он отрицает единообразие природы! Его знаменитое рассуждение гласит, что наблюдение восхода солнца в течение тысяч лет не означает, что мы можем быть уверенными в том, что оно встанет завтра утром. На основании прошлого опыта нельзя предсказывать будущее, говорит Юм. Рассмотрим следствия их этого утверждения. Предположим, что Юм прав и что ни один человек не восстал из мертвых на протяжении всей истории земли, тогда, согласно его собственному аргументу, мы не можем быть уверенными в том, что умерший человек не воскреснет завтра. А если это так, то он не может исключать возможность чуда. Что же в таком случае происходит с уверенностью Юма в законах природы и ее единообразии? Он подорвал само основание, на котором покоится его отрицание возможности чуда.

Этот же самый аргумент имеет силу как применительно к будущему, так и применительно к прошлому. Например, тот факт, что никто не наблюдал воскресения их мертвых на протяжении последней тысячи лет, не гарантирует того, что такого события не наблюдалось раньше. Проиллюстрируем его с помощью следующей аналогии. Единообразный опыт последних трехсот лет показывает, что королей Англии не обезглавливали. Если бы вам стало известно, что король Карл первый был обезглавлен, то вы, следуя принципу единообразия, могли бы отказаться поверить этому факту. И вы оказались бы не правы! Поскольку Карл первый был обезглавлен. Единообразие – это одно, а абсолютное единообразие – это другое.

Если мы, как считал Юм, не можем сформулировать никаких закономерностей, то невозможно говорить даже о «законах природы», не говоря уже о единообразии природы с точки зрения этих законов. А если природа не единообразна, тогда использование единообразия природы в качестве аргумента против чудес просто абсурдно.

Несмотря на свою  глубокую противоречивость, аргументация Юма в значительной мере повлияла на формирование распространенного (по крайней мере, в западном мире) взгляда, что нам следует сделать выбор между двумя взаимоисключающими альтернативами: либо верить в чудеса, либо в научное понимание законов природы, но верить одновременно в, то и другое нельзя. Научное мировоззрение, разумеется, представляется как единственно возможный выбор для разумного человека.

Однако все не так просто, по крайней мере, уже потому, что существует выдающиеся ученые, которые публично говорят о своей вере в воскресение Христа, не смотря на то, что их хорошо известен аргумент Юма. Это означает, что профессия ученого не обязательно предполагает отрицание воскресения из мертвых. В связи с этим имеет смысл обсудить юмовское определение чуда как «нарушения законов природы»

Чудеса и законы природы

Одним из наиболее впечатляющих достижений науки было не только описание жизни Вселенной, но и открытие законов, которые ею управляют. Поскольку Юм определяет чудеса как нарушения этих законов, нам важно понять, что ученые думают о природе законов.

Научные законы – это не просто фиксирование или описание происходящих явлений. Законы формулируются как результат понимания необходимых процессов, которые стоят за каждым явлением. Это значит, что законы дают нам понимание внутренней логики системы в терминах причинно-следственного взаимодействия составляющих ее частей.

Именно с этим связано другое противоречие рассуждение Юма. Юм отрицает само существование причинно-следственных отношений, которое предполагается при формулировке этих законов. В своей книге «Исследование о человеческом познании» он писал: «Все явления, по-видимому, совершенно отделены и изолированы друг от друга; одно явление следует за другим, но мы никогда не можем заметить между ними связи; они, по-видимому, соединены, но никогда не бывают связаны друг с другом». Затем Юм приводит пример человека, наблюдающего, как движущийся бильярдный шар сталкивается с неподвижным шаром. Он видит, как второй шар начинает двигаться, но, согласно Юму, «когда человек впервые видит передачу движения путем толчка, например, при столкновении двух бильярдных шаров, он не может заключить, что одно из этих явлений связано с другим, а решает только, что они соединены друг с другом; об их связи он заключает лишь после наблюдения нескольких однородных случаев. Но разве произошло какое-нибудь изменение, в силу которого в нем возникла эта новая идея связи? Никакого, если не считать того, что теперь он чувствует связь этих явлений в своем воображении и легко может предсказать существование одного при появлении другого. Итак, говоря, что один объект связан с другим, мы при этом подразумеваем только, что они приобрели связь в наших мыслях…»

Из этих высказываний Юма с очевидностью следует, что он отрицает идею необходимой связи и что он скептически относится к значительной части современной науки, так как научные законы включают в себя именно отрицаемые Юмом причинно-следственные описания действия разнообразных систем. Например, если Юму пришлось бы допустить, что у многих курильщиков возникает рак легких, то он стал бы отрицать наличие причинной связи. Но если бы это было верно, то это бы подорвало установленные наукой связи между курением и раком легких. И подумайте, что осталось бы от атомной физики, если бы нам не разрешалось выводить существование элементарных частиц на основании треков, которые мы наблюдаем в пузырьковой камере.

Критикуя скептицизм Юма относительно теории причинности, знаменитый математик и философ  Альфред Норт Уайтхед указывал, что многие опыты нашей каждодневной жизни указывают на наличие причинно-следственной связи, например, рефлексивные движения человека, которые он совершает, когда в темноте внезапно зажигают свет. Очевидно, что человек осознает, что внезапно зажженный свет заставляет его мигнуть. Исследования показывают, что поток фотонов, исходящий от лампочки, стимулирует деятельность оптического нерва и возбуждает некоторые части головного мозга. Это научно доказывает, что в данном случае существует сложная причинная цепь.

Теперь у нас есть два основания для вызова о том, что представление Юма о чудесах в корне ошибочно и неадекватно.

  1. Поскольку он отрицает, что может быть установлено единообразие природы, он не может опровергнуть возможность чудес.
  2. Поскольку он отрицает причинно-следственные связи, он не может подходить к природе как к законосообразному механизму, исключающему чудеса.

Однако не все, кто рассматривают чудеса как нарушения законов природы, рассуждают подобно Юму. Поэтому имеет смысл подойти к этому вопросу с позиции современной науки и ее отношения к законам природы. С точки зрения современной науки именно потому, что научные законы построены на причинно-следственных связях, они описывают не только то, что произошло в прошлом. Если мы находимся не на квантовом уровне, такие законы успешно и с высокой точностью предсказывают, что произойдет в будущем, например, помогают вычислять орбиты спутников связи и делают возможной посадку летальных аппаратов на Луне и Марсе.

Поэтому понятно, что многие ученые не соглашаются с мыслью о том, что некое божество может произвольно вмешиваться в ход природы и изменить, дать обратный ход или каким-то иным образом «нарушить» природные закономерности. Это кажется им противоречащим непреложности этих законов и тем самым — самим основаниям понимания мира. В связи с этим возможны два аргумента.

Аргумент 1.  Вера в чудеса в целом и в описываемые в новом завете чудеса возникают в примитивной, донаучной культуре, когда люди были незнакомы с законами природы и поэтому легко верили в истории о чудесах.

Комментарий к аргументу 1. Юм рассуждает именно в этом ключе, когда говорит о том, что в чудеса обычно верят невежественные и варварские народы. Тем не менее, каким бы рациональным не казалось это объяснение, оно не имеет смысла, когда речь идет о чудесах, описываемых в Новом Завете. Для признания какого-то явления чудом должна существовать некая закономерность, которой это чудо противоречит. Нельзя какое-то событие признать отклоняющимся от нормы, если неизвестна норма.

Возьмем, к примеру, новозаветный рассказ о рождении Иисуса от невинной девушки, то есть о непорочном зачатии. Будет весьма наивным полагать, что ранние христиане верили в это чудо потому, что они не понимали природы зачатия и рождения. Они знали достаточно много о конкретных законах природы, в результате которых дети появляются на свет. Если бы они не знали об этих законах, они спокойно допустили бы, что ребенок может родиться без участия отца или матери, и не отнеслись бы к рождению Иисуса от девственницы как к чуду. Сам факт, что они сообщают об этом как о чуде, показывает, что они прекрасно понимали естественные законы, которым подчиняется процесс рождения новой жизни.

Когда Иосиф, который был обручен с Марией, сначала услышал от нее, что она беременна, он решил оставить ее. Он достаточно хорошо был знаком с биологией человека, чтобы знать, откуда берутся дети. Он сначала не поверил ее рассказу о божественном вмешательстве, так как не был доверчивым простаком. Когда он, в конце концов, поверил ее словам, это произошло потому, что он понял, что Бог совершил чудо.

Возьмем еще один случай. Лука, будучи врачом, обученный по всем правилам тогдашнего искусства врачевания, начинает рассказ о жизни Христа с обсуждения именно этого вопроса. Он рассказывает о человеке, по имени Захария, и его жене Елизавете. Елизавета был бесплодна, и в течение многих лет супруги молили Бога о том, чтобы тот послал им сына. И вот, когда Захария был уже в преклонных годах, ему явился ангел и сказал, что его просьбы вот-вот будут исполнены и что его жена забеременеет и родит сына. В ответ Захария очень вежливо, но уверенно высказал свои сомнения по поводу этого предсказания. Основанием к этому было то, что и он сам, и его жена были уже достаточно стары. Предсказание о появлении у них ребенка противоречило его представлениям о законах природы. Захария не был атеистом, он был священником, который верил в Бога, в существование ангелов и в силу молитвы. Но он оказался не готовым к тому, что для исполнения его молитвы время обратится вспять, то есть будут нарушены законы природы.

Этот факт свидетельствует о том, что первохристиане не были легковерной толпой, не знакомой с законами природы и потому готовой верить любой байке. Им было трудно поверить в подобное чудо, как и всякому другому человеку. И если, в конце концов, они верили в некое чудо, то это происходило потому, что они не могли устоять пред силой фактов, происходивших у них на глазах.

Описывая распространение христианской Благой вести, евангелист Лука показывает, что первыми, кто начал против нее выступать были не атеисты, а первосвященники-саддукеи, то есть иудаисты. Они были очень религиозными людьми. Они верили в Бога, молились и служили в храме. Но это не означало, что, услышав о том, что Иисус восстал из мертвых, они сразу, же этому поверили. Они не поверили. Они придерживались взглядов, исключавших возможность воскресения кого бы то ни было, не говоря уже о воскресении Иисуса Христа.

Таким образом, предположение о том, что христианство родилось в донаучном, доверчивом и невежественном мире, противоречит фактам. Древнему миру, как и нам, был хорошо известен закон природы, согласно которому мертвые тела не восстают из своих могил. Христианство проложило себе дорогу в сознание людей только тем, что опиралось на силу фактических данных о том, что один человек действительно восстал из мертвых.

Аргумент 2. Поскольку нам известны законы природы, вера в чудеса невозможна.

Комментарий к аргументу 2. Идея, что чудеса – это «нарушения» законов природы, содержит в себе ошибку, которую К. С. Льюис иллюстрирует с помощью следующей аналогии. «Если я положу в ящик 6 пенсов сегодня и 6 завтра, послезавтра там при прочих равных условиях будет 12 пенсов. Но, если ящик за это время взломают, там может послезавтра оказаться всего пенса два. В этом случае нарушен юридический закон, но не закон арифметики; если вор взял 10 пенсов, осталось 2, если взял 8 – осталось 4». Эта аналогия также позволяет понять, что научный закон отличается от юридического. Смысл последнего в существовании правил, ограничивающих действие человека. Понятно, что законы арифметики могут накладывать ограничения на поведение человека, скажем на поведение того, кто хочет сжульничать. Но предположим, что мы проводим простой эксперимент – бросаем яблоко. Ньютонов закон тяготения гласит, что если я бросаю яблоко, то оно падает к центру Земли. Но закон не может помешать, кому-нибудь вмешиваться в этот процесс и поймать яблоко на лету. Другими словами, закон предсказывает что случится, если не будет никаких изменений в условиях проведения эксперимента.

Таким образом, с точки зрения теизма, законы природы предсказывают, что должно произойти без вмешательства Бога, хотя, конечно если Бог вмешивается в свое собственное творение, то нельзя говорить о том, что это действие подобно действиям вора. Доказывать, что законы природы делают невозможной веру в существование Бога и его вмешательство в мир, очевидно, неверно. Это будет подобно утверждению о том, что понимание законов действия двигателя внутреннего сгорания делает невозможной веру в то, что изобретатель автомобиля или кто-то из его помощников может «вмешаться» в его механизм и, например, снять крышку цилиндра. Конечно, они могут это сделать. Более того, это «вмешательство» не уничтожает законы действия двигателя. Те же самые законы, которые объясняют, почему мотор работает при закрытой крышке цилиндра, объясняют, почему мотор не работает при отрытой крышке.

Следовательно, утверждение Юма о том, что чудеса «нарушают» законы природы, неверно. Бог время от времени привносит в систему природы новые события. Изменения или приостановления действия законов при этом не происходит. К. С. Льюис говорит об этом так: «Если Господь уничтожит, или создаст, или изменит какую-нибудь частицу материи, природа тут же справиться с этим и впишет [ее] в свои законы. Скажем, Господь заменил некоей силой сперматозоид в яйцеклетке; но законы ничуть не нарушились. По всем законам протекала беременность, и через девять месяцев родился Младенец».

Итак, существует закон природы, согласно которому человеческие существа не восстают из мертвых. Но христиане и не утверждают, что Христос восстал из мертвых в результате действия такого закона. Они утверждают, что он воскрес благодаря вмешательству сверхъестественной силы. Сами по себе законы природы не могут исключить такую возможность. Когда чудо происходит, именно законы природы помогают нам понять, что это чудо. Важно понять, что христиане не отрицают законы природы, как им это приписывает Юм. Убеждение в том, что существуют законы природы, описывающие закономерности и причинно-следственные отношения, введенные Творцом и определяющие нормальную жизнь Вселенной, составляет важную часть христианского мировоззрения. Если бы нам не были известны эти законы, то мы никогда не смогли бы распознать чудеса.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


6 + 1 =