Откуда в конечном исходят свидетельства о том, что Иисус – Сын Божий?

Иисус Христос Сын БожийПорочный круг. Ответ на наш вопрос гласит: от самого Иисуса Христа! Сразу же признаем, что подобный ход мысли кажется основанным на прочном круге: Иисус утверждает, что он – Сын Божий. Откуда я знаю, что он говорит истину? Я знаю это потому, что именно он говорит это. На это критик может возразить: вы исходите из предпосылки, которую должны доказать! И, в известном смысле, он будет прав. Подобное рассуждение идет по кругу. Но это не порочный круг.

Для того чтобы убедиться в этом, начнем с того, что и как говорится в этом рассуждении о Боге. Конечно, наш критик может не верить в Бога. Но для построения аргументации важно понять, что если Бог существует, то Он должен заботиться о своих собственных свидетельствах. Поскольку он является творцом всего мироздания, то все зависит от него. Согласно самой природе мироздания, не может существовать источника свидетельств о существовании Бога, от него зависящего. Действительно, если бы для получения свидетельств о существовании Бога мы в конечном итоге зависели от какой-то сущности, не зависящей от Бога, то тогда эта сущность обладала бы большим авторитетом, чем Бог, что абсурдно.

В свете сказанного полезно посмотреть, как сам Христос указывает на источник свидетельств о том, что он есть Сын Божий. Иоанн, автор четвертого Евангелия, подробно описывает событие, которое произошло у Овечьих ворот Иерусалима, у купальни, называемой по-еврейски Вифезда (дом милосердия): Иисус исцелил человека, больного в течение тридцати восьми лет. Некоторые присутствовавшие при этом исцелении иудеи возмутились, потому что Иисус исцелил человека в субботу, что противоречило их законам о соблюдении субботы. Иисус ответил им на это: «Отец мой доныне делает, и я делаю». Эти его слова, свидетельствовавшие о его особых отношениях с Богом, возмутили их еще больше: «И еще более искали убить его иудеи за то, что он не только нарушил субботу, но и отцом своим назвал Бога, делая себя равным Богу» Следует обратить внимание на то, что, отвечая им, Иисус не стал говорить им: «Вы меня неправильно поняли. Я не собирался говорить, что я равен Богу». Напротив, он продолжал и дальше делать утверждения, в которых подчеркивал, что он равен Богу.

Эти утверждения можно кратко изложить в виде совокупности четырех высказываний.

  1. Сын Божий творит то же самое, что творит отец, и творит это таким же образом. Из этого высказывания Христос делает следующий вывод: «…Истинно, истинно говорю вам: Сын ничего не может творить сам от себя, если не увидит отца творящего: ибо, что творит он, то и сын творит также.
  2. Сын есть источник жизни, точно так же, как и отец: «Ибо, как отец имеет жизнь в самом себе, так и сыну дал иметь жизнь в самом себе»
  3. Сын по своей собственной воле воскрешает мертвых, подобно отцу: «Ибо, как отец воскрешает мертвых и оживляет, так и сын оживляет, кого хочет. <…> … Наступает время, и настало уже, когда мертвые услышат глас сына божия и, услышавши, оживут»
  4. Сын, но не отец, будет вершить суд на страшном суде: «Ибо отец и не судит никого, но весь суд отдал сыну, дабы все чтили сына, как чтут отца. Кто не чтит сына, тот не чтит и отца, пославшего его»

Утверждение о том, что его следует так же чтить, как и отца, было бы верхом богохульства, если бы Иисус был просто человеческим существом и не был равен Богу.

Таким образом, встает вопрос: что является источником свидетельств, доказывающих такое потрясающее утверждение?

Источник свидетельств, представленных Христом

Христос сначала приводит свидетельство Иоанна Крестителя, чья роль как предтечи Мессии была предсказана в Ветхом Завете и, кто в качестве предтечи, ясно указывал еврейскому народу на Иисуса как на Мессию. Но, сославшись на Иоанна Крестителя как на свидетеля, Христос многозначительно добавляет: «Впрочем, я не от человека принимаю свидетельство…» И в этом случае он утверждает принцип, на который мы ссылались выше: как воплощенный Бог, он, в конечном итоге, должен быть источником своих собственных свидетельств. Не может существовать свидетельств, которые независимы от него.

Иоанн Креститель был важным свидетелем, согласно Христу, — «светильником, горящим и светящим». Однако если Иисус – это слово воплощенного Бога, как он сам утверждал, то он стоял за свидетельством Иоанна: именно он, в конечном итоге, его подготовил. То же самое можно сказать о любом свидетельстве, исходившем от людей в течение многих веков: все они, в конечном итоге, зависели от самого Бога. Возьмем, к примеру, феномен ветхозаветных пророчеств. Согласно апостолу Петру, именно дух Христа предвещал через апостолов «Христовы страдания и последующую за ними славу» Не существует источников свидетельств, не зависящих от Бога.

Затем Христос призвал своих слушателей увидеть свидетельства в своих делах: «Я же имею свидетельство больше Иоаннова: ибо дела, которые отец дал мне совершить, самые дела сии, мною творимые, свидетельствуют обо мне, что отец послал меня». И опять же дела не являются источниками свидетельств, не зависящими от Бога. Именно отец, пребывающий во Христе, совершает эти дела: «Разве ты не веришь, что я в Отце и Отец во мне? Слова, которые говорю я вам, говорю не от себя; Отец, пребывающий во мне; Он творит дела. Верьте мне, что я в Отце и Отец во мне; а если не так, то верьте мне по самым делам» Поскольку Отец пребывает во Христе и творит через него свои дела, его свидетельство – это свидетельство Отца – оно исходит непосредственно от Бога. Интересно и важно отметить, что Христос полностью осознает тот факт, что он должен быть свидетельством самому себе. Если бы оно не осознавал этого и полагался только на свидетельства окружающих его людей, то это дало бы основание считать, что его свидетельства ложны.

Свидетельства, исходящие от Христа, и понимание Нового Завета

Из того факта, что, в конечном итоге, Христос должен быть своим собственным свидетельством, вытекает подход, который должен применяться к чтению рассказов Нового Завета. Убедительность этих рассказов, если она им присуща, должна также исходить от самого Иисуса Христа. Конечно, мы не можем узнать никаких фактов о Христе, если не будем читать Новый Завет, но многие люди наталкиваются при этом на определенную сложность. Они считают, что прежде чем поверить в то, что Иисус – Сын Божий, нужно сначала поверить в то, что Новый Завет истинен. Однако поскольку они не разделяют веру в истинность Нового Завета, то полагают бессмысленным читать то, что сказано об Иисусе в Евангелиях.

Но это возражение безосновательно: не требуется поверить в истинность Нового Завета, чтобы взяться за его чтение. Точно так же, как не требуется, верит в правдивость информации, содержащейся в газетах, для того, чтобы их читать. Всем хорошо известно, что, многое из того, что написано в газетах, — неправда. Мы не должны заранее верить тому, что написано в газете, чтобы взяться за ее чтение. Сомнения в правдивости прессы не мешают нам ее читать. Обычно мы достаточно доверяем своему собственному мнению, чтобы читать, что пишут журналисты, и затем выносить свою собственную оценку относительно правдивости публикаций. Следовательно, имеет смысл относиться к чтению Нового Завета таким же образом, хотя понятно, что Новый Завет претендует на более высокий авторитет, чем наши газеты.

Если Иисус – Сын Божий, то тогда Новый Завет, документирующий то, что он сказал и сделал на этой земле, осенен для нас его авторитетом. Но если мы готовы познакомиться с этими данными, то тогда от него зависит, будет ли он убеждать нас в том, что он есть истина. Согласно новому Завету, он призывает своих современников полагаться на свои критические способности для суждения о нравственном характере своих слов и дел: «Не судите по наружности, но судите судом праведным». Если мы готовы использовать свою способность  к моральному суждению и серьезно подумать о словах и делах Христа, то тогда сам Христос говорит нам, что Бог лично покажет нам, истинны утверждения Христа или нет. Но при этом мы должны соблюсти одно условие: нужно захотеть творить волю Бога. Если «кто хочет творить волю его», когда он поймет, в чем она состоит, «…тот узнает о сем учении, от бога ли оно, или я сам от себя говорю». Он обязательно узнает, потому что, когда он будет читать и думать о том, чему учил Иисус, Бог будет просвещать его сердце и покажет ему, что то, что говорит Иисус, верно.

Проблема здесь в том, что многие люди находят это условие трудным и слишком жестким. Некоторые же понимают, что если Бог явит нам истинность слов Иисуса, то им придется изменить свой образ жизни, к чему они не готовы. Поэтому они предпочитают подходить к знанию о Боге как какой-нибудь теоретической дисциплине, вроде физики или химии, не делая из этого знания никаких практических выводов. Но к Богу нельзя относиться подобным образом именно потому, что он – Бог. Совершенно очевидно, что мы не можем обратиться ко Всемогущему просто из любопытства и сказать ему: «Боже, яви мне, является ли Иисус твоим сыном или нет. Но знай заранее, что я не обязательно сделаю из этого знания какие-то практические выводы». У Бога нет времени для духовных дилетантов.

Но найдутся и такие, кто выскажет другое возражение, а именно: «Если я возьмусь за чтение Евангелий с подобным настроем, то не исключено, что я почувствую какое-то духовное просветление, но это духовное просветление будет просто результатом самовнушения. Ведь мы можем заставить себя поверить в самые невероятные вещи, не правда ли?»

Возможно, решением этой проблемы может послужить история одного из чудес, совершенных Христом, описанная в четвертом Евангелии. Мы не будем сейчас останавливаться на анализе чудес, поскольку в данный момент они интересуют нас просто в качестве иллюстрации нашей мысли. Итак, в данном рассказе говорится о встрече Иисуса с человеком, который был, слеп от рождения. Иисус спросил его, не хочет ли тот прозреть. Слепому от рождения человеку трудно объяснить, что такое зрение или, что такое цвет. Поэтому было бы вполне понятно, если бы слепой ответил Иисусу, что он не знает, что такое зрение, и сказал бы, что все разговоры о том, что существует такая вещь, как зрение, абсурдны. Именно так, по крайней мере, многие люди сегодня реагируют, когда Иисус Христос говорит, что он может дать им духовное зрение. Это духовное зрение, или способность лично знать Бога, и есть вечная жизнь.

Итак, Иисус Христос предложил человеку, что если он хочет, то можно провести эксперимент. И он гарантировал ему, что в результате этого эксперимента человек обретет зрение. Предложенный им эксперимент казался очень странным. Сначала он плюнул на землю и, как сказано в Евангелии, «сделал брение и плюновения». Этим «брением» он помазал глаза слепому и велел ему помыться в купальне Силоам.

Предположение о том, что таким путем человек прозреет, должно было показаться совершенно абсурдным. Слепому человеку нужно было для себя решить, кто такой Иисус: чудак или шарлатан? Понятно, что характер эксперимента говорил именно в пользу такой оценки. Предположим, он бы выполнил указания Христа, а они ни к чему бы не привели. Как бы он тогда выглядел? Вероятно, как полный идиот… Не говоря уже о том, как трудно было бы ему пережить разочарование… Не мог ли он принять желаемое за действительное или почувствовать какие-то новые ощущения в результате самовнушения? В то же время он слышал разговоры окружавших его людей, испытавших на себе силу Христа. Что же делать? В любом случае ему нечего было терять. Поэтому он отправился к купальне, промыл глаза – и сразу же прозрел.

Поэтому интересно проследить, как этот человек, в конце концов, пришел к выводу о том, что Иисус – Сын Божий. Он понял это не сразу. Из текста Евангелия следует, что человек этот обладал незаурядным умом и в разговоре со своими соседями и фарисеями он обсудил другие объяснения того, что с ним произошло, но пришел к выводу, что единственным подходящим объяснением было то, что Иисус – действительно Сын Божий. Но следует отметить, что если бы этот человек не был готов к описанному эксперименту, то он никогда бы не выяснил, мог ли Христос дать ему зрение или нет; и он никогда не выяснил бы, был ли Иисус Сыном Божьим или нет.

Двоякая цель свидетельства

Рассказ о слепом от рождения человеке является одним из многих текстов в Евангелии от Иоанна, в которых содержаться сведения о божественности Христа. В конце повествования о жизни Спасителя евангелист открыто формулирует цель, которую он преследовал, представляя такие свидетельства и фактические данные: «Много сотворил Иисус пред учениками своими и других чудес, о которых не писано в книге сей; сие же написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя его»

Есть и вторая цель, которую преследовал Иоанн. Она связана с его личной верой и преданностью Христу: это вера в него как в единственный путь приобретения духовного опыта, называемого обретением вечной жизни; и это единственный способ исчерпывающего понимания реальности Христа. Так, мужчина и женщина не могут полностью испытать, что такое брак, до тех пор, пока они не возьмут на себя взаимные обязательства и не поженятся. То же самое можно сказать и о вере в то, что вы можете жить «во имя Его».

Но эта вера-обязательство, вопреки распространенному мнению, не является прыжком в темноту – актом слепой веры, произвольным, иррациональным шагом, сделанным без опоры на свидетельства и фактические данные. Это только второй шаг в двух этапном процессе. Первый шаг – это обращение к свидетельствам, к многочисленным свидетельствам и фактическим данным, говорящим об истинности высказывания, что Иисус в действительности – Сын Божий. А краеугольным камнем этих свидетельств является Воскресение Христа.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


3 + 5 =