Жанна — глава первая

ВоительницаЖанна де Лавье, с детства любила рассказы престарелых рыцарей, о подвигах и сражениях, о чести и славе, любви и ненависти. Ни одна рыцарская попойка, не обходилась без ее участия. Она скромно сидела в уголке и слушала, раскрыв рот, пьяные россказни бывалых вояк. Так продолжалось до тех пор, пока ее тощая детская фигурка — не оформилась в фигуру, с соблазнительными выпуклостями в нужных местах. Теперь, уже было не до рассказов. Приходилось отбиваться от рыцарских ручищ, так и норовивших ухватится за то, что помягче и покруглее. На этом походы ее в местный кабак закончились.
И возможно закончилась бы, так и не начавшись, эта история, если бы Жанна не познакомилась однажды со старым монахом. Вернее, монах познакомился с ней. Как-то раз, после полудня, Жанна, по своему обыкновению, лупила деревянным мечом соломенное чучело, представляя себя великой воительницей. Выходило это у нее так ловко, что труха образовала туманное облако вокруг нее. Вдруг сзади, раздался скрипучий, неприятный голос с азиатским акцентом.

— Тебе бы девка молотилку в руки, да идти зерно околачивать, хоть польза будет. Жанна резко обернулась. Перед ней стоял маленький сухонький старичок, с узкими глазами и желтой морщинистой кожей.

— А не пошел бы ты отсель дедушка, пока я молотилкой — тебя не околотила. — Сердито буркнула Жанна, хмуро глядя исподлобья.

Надо сказать, что в свои пятнадцать лет, Жанна, была девушкой рослой и физически крепкой. Занятия с тяжелым деревянным мечом из мореного дуба, да постоянное уворачивание, от похотливых мужицких лап, сделали ее тело сильным и ловким. По сравнению со щуплым азиатом, она выглядела настоящей богатыршей.

— А ну-ка, ну-ка покажи, как ты это сделаешь, — засмеялся старичок.

Жанна гневно замахнулась мечом, намереваясь напугать наглеца, но того, уже на прежнем месте, не оказалось. Непостижимым образом, старик очутился у нее позади, и легонько шлепнул по ягодице.

— Ах ты старый сморчок! — Жанна в ярости завертела мечом так, что засвистел ветер.

Но как она, ни старалась, так и не смогла зацепить нахала даже краешком меча. А старик, легко уворачиваясь от разящих ударов, насмешливо комментировал ее действия.

— Ой, девка, не верти так деревяшкой, не ровен час по лбу себе попадешь, последний ум вылетит. Впрочем, и вылетать наверняка нечему у того, кто такие выпады делает. А нога? Ну, кто так ногу ставит в переступе? Тебе, девка, не фехтовать, а под мужиком лежать на раскоряку надобно. Да что же ты делаешь? Зачем меч над головой подняла? Чай не топор тебе. Нет, вы, посмотрите на ее руки! Такими ветками, лишь серпом махать, а не мечом рыцарским.

Жанна устала, очень. Злая обида брызгала слезами из ее глаз. Руки налились свинцовой тяжестью, дыхание сбилось. С каждым взмахом, меч становился все неподъемней. Наконец, она сдалась и остановилась, оперившись на меч, как старуха на клюку. Грудь ее прерывисто вздымалась, норовя с каждым вздохом, разорвать тесное платье в клочья.

Гадский азиат, же был напротив, все также бодр, свеж и весел, как будто бы и не прыгал битый час, словно горный козел, уклоняясь от деревянного клинка. Которым, к слову сказать, вполне можно было перерубить его сухонькую шейку, попади он под удар.

— Ну, что, девка, выпустила пар? — Поинтересовался он, подходя ближе.

Жанна молчала, собирая остатки сил для последнего броска.

— А вот это уже лишнее, — вдруг серьезным голосом, безо всякой насмешки, предупредил ее намерение старик, — надорвешь организм, скрытые резервы включать не умеючи.

И Жанна, почему то послушалась, хотя все ее естество, требовало нанести решительный удар, и покончить с этим садистом раз и навсегда, а там будь что будет. Тело Жанны как-то расслабилось само собой, и меч, выпал из усталых рук в придорожную пыль.

— Ты, девка, на меня не обижайся, — продолжал меж тем азиат, своим скрипучим голосом. — Я просто хотел посмотреть, на что ты способна при полной выкладке, поэтому и подначивал тебя. А способна, девка, ты на многое. Редко встретишь такой потрясающий потенциал, даже у мужчин…

— Жанна. — Прервала болтовню старика девушка.

— Что? — Осекся тот, непонимающе уставясь на нее.

— Жанна меня зовут, — повторила она, поправляя, слезшее с плеча платье, — не называй меня больше девкой.

— Хорошо, — улыбнулся старик азиат, поднимая с земли меч, и протягивая Жанне. Так состоялось знакомство великого сэнсея Чан Ли, и его, не менее великой в будущем, ученицы  — Жанны де Лавье.

Жанна шагала по скользкой, грязной дороге, угрюмо закутавшись в черный, непромокаемый плащ. Осенний дождь моросил, не переставая, и навевал жуткое уныние. Тяжелый саксонский меч, нещадно бил ее по бедру при каждом шаге. Но, Жанна, ничего этого не замечала, погрузившись в свои мысли. Вот уже месяц, как умер мастер Ли, подавившись вишневой косточкой. И все его уменье, великого мастера кун-фу, не смогло помочь ему.

Десять долгих лет, Жанна, обучалась у него чуждому воинскому искусству, пока не переняла все доступные, ее французскому пониманию, знания. И вот теперь его нет. Она так привыкла к его сварливому, скрипучему голосу, и добрым, все понимающим глазам, что абсолютно не представляла дальнейшую жизнь, без этого насмешливого старика.

Из глубокого раздумья ее вывел стук копыт, догоняющих всадников. Жанна посторонилась к обочине, пропуская лошадей, но те, неожиданно остановились перед ней, и сверху раздался густой бас.

— Скажи нам путник, куда ведет это дорога?

— В Орлеан, — ответила Жанна, все еще не отошедшая от задумчивости, но внезапно почувствовавшая внутреннее неудобство. Предчувствовать опасность, и предугадывать некоторые события, учитель Ли, обучил ее в первую очередь.

— Нанести удар дело нехитрое, — говорил он, — вся соль в том, чтобы заранее знать, когда и кому.

Вот и сейчас, Жанна, наверняка уже знала, что стороной они не разойдутся, поэтому внутренне собралась, и была готова к действию.

— Смотри Поль, — сказал обладатель роскошного баса, высокий крупный мужчина с окладистой бородой, — нам девка попалась.

— Вижу, Пьер, — осклабился второй, больше похожий на карлика, чем на полноценного мужчину, — тем сладче будет награда. А ну-ка девка, отдавай-ка для начала кошель, а потом и одежку снимай, если конечно жить хочешь. Дождик почти кончился, и мы славно повеселимся, ну, хотя бы вон в том стожке — и он мотнул головой, в сторону небольшой скирды прелого сена.

«Бас» раскатисто заржал, сотрясаясь непомерным брюхом. Жанна продолжала молчать, ожидая развития событий. Одно из правил учителя гласило: дай противнику убедится в своем превосходстве, потом заставь его занервничать, пусть он сделает первый шаг и совершит ошибку. Тебе всего лишь останется, эту ошибку исправить.

— Ты что онемела от страха? — Продолжал изгаляться карлик Поль, — или дурочка от рожденья? Так это еще лучше, мы дурочек любим, они на все согласные, правда, Пьер?

— Угу, — прогудел тот, с трудом слазя со своего коня. Лошадь даже вздохнула с облегчением, избавившись от столь тучного наездника.

— Гляди-ка Поль, а девочка-то, писаная красавица, — обернулся толстяк, к спрыгнувшему со своей лошади, товарищу. И тут же поплатился за свою беспечность, в спину ему уперлась острая сталь.

— Скажи-ка своему огарку, чтобы снял с себя все оружие, и положил на землю. Иначе, я проткну тебя, как рождественского кабанчика, — сказала Жанна спокойным голосом. Но в этом голосе, чувствовался смертоносный метал.

Оба несостоявшихся насильника, это прекрасно поняли.

— Слышь Поль, — еле слышно, прошептал толстяк, — сделай, как она говорит. Карлик, хмуро щурясь, бросил к ногам Жанны короткий меч, с узорной рукояткой, больше похожий на обоюдоострый кинжал. Лёгкий охотничий арбалет, и колчан, полный арбалетных стрел. У толстяка, Жанна, сама расстегнула и скинула поясной ремень, на котором болтался огромный тесак. Подтолкнув его в спину острием клинка, Жанна скомандовала.

— Теперь свяжи карлу, живее. — Толстяк послушно потрусил к приятелю.

Но, тот оказался не так-то прост. Сунув руку за пояс, он быстро вынул что-то оттуда, и метнул в Жанну. Она ожидала нечто подобное с его стороны, заметив злобный блеск маленьких глазок карлика. И мгновенно среагировала, отбив мечем металлический предмет, оказавшийся небольшим метательным ножом.

— Я сказала, вяжи его, — повторила Жанна, бесстрастно рассматривая, изумленных мужчин.

Пьер связал Поля тонкой бечевкой, поразительно напоминавшую удавку.

— Теперь иди сюда пузан, — Жанна опустила меч, касаясь его концом земли.

Мужчина бледный от ярости, медленно подходил к ней, слегка расслабленной походкой.

«Сейчас!», мелькнуло в голове у Жанны, и она резко вскинула меч вверх. Летящий в броске толстяк, не успел среагировать, и клинок плашмя опустился ему на макушку. Мгновение он стоял, вытаращив бессмысленные глаза, потом рухнул плашмя, словно куль.

Жанна, не спеша обшарила его карманы, не обращая внимания на угрозы и проклятья карла. Среди трофеев оказались, туго набитый кошелек с золотыми монетами, и великолепный перстень, с крупным кроваво-красным алмазом в оправе. Жанна невольно им залюбовалась. Такой красоты она в жизни не видела. Это было настоящее произведение искусства, и стоило целое состояние.

— Вот прощелыги, — вслух ухмыльнулась Жанна, — с таким богатством и в грабители податься.

— Нетрож! — заверещал карлик Поль, увидев ее находку, — это наше.

— Это военная добыча, — жестко ответила Жанна, пряча сокровище в лиф, а деньги вешая на пояс, с другой стороны от ножен. — Неплохой противовесик, верно? — улыбнулась она, похлопывая по тугому мешочку, и подходя к связанному Полю.

— Ссуукаа! — забился в истерике тот, — найду, на куски порву, отдай, мое, отдай б-дь по-хорошему, — но тут, же заткнулся, задыхаясь от нехватки воздуха. Жанна, профессиональным ударом, пробила его солнечное сплетение.

— Это тебе за б-дь, мой хороший, — ласково проворковала девушка, наклоняясь над страдальцем. — Впредь, прежде чем оскорбить женщину, ограбить ее, или в кусты отволочь, сто раз подумайте, а вдруг на ее месте, опять окажусь я.

Жанна осмотрела карманы карлика, но не найдя ничего интересного, разочарованно вздохнула, и направилась к лошадям. Легко запрыгнув на одну из них, и взяв вторую под уздцы, Жанна послала воздушный поцелуй поверженным приятелям, и пустилась в галоп. Надо признать, материальная поддержка ей была крайне необходима. Старик китаец ей не оставил ничего, кроме бесценных знаний своего мастерства.

Полная версия книги =>

Автор: Владимир Исаев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


9 + 2 =