Русалка — фантастическая повесть: часть первая

Владимир Исаев

Русалка

Часть первая

Русалка проснулась. Ее пышные зеленые волосы за сотни лет беспробудного сна невероятно отрасли и заполнили собой все лесное озеро. Рыбий хвост покрылся тиной, ракушками и мелкими водными паразитами. Ее бледное лицо по-прежнему было молодо и красиво, а идеальной формы груди — двумя серыми бугорками по-прежнему упруго торчали в стороны. Серыми, потому что были покрыты толстым слоем ила. Русалка с трудом стряхнула с себя иловые заносы и всплыла на поверхность. «Интересно» подумалось ей «куда девался мой магический щит?»

Собственно она и проснулась из-за того, что почувствовала, как ее постепенно засасывает ил. Щит же ограждал от внешних воздействий и служил своего рода коконом, в котором русалка и почивала вот уже… вот, незадача, ее магические часы не работали.

Русалка с трудом держалась на поверхности, отросшие многометровые волосы тянули вниз. Ногти она успела отгрызть еще при всплытии. Русалка с любопытством осмотрелась. Это было совершенно не то место, где она впала в спячку. Вместо гор, среди которых располагался ее водоем, была лесистая равнина. Деревья неизвестной ей породы и… стоп! Она совершенно не ощущала вокруг магической энергии.

Русалка попробовала произнести простенькое заклинание и с ужасом обнаружила, что оно не работает. Магические силы больше не заполняли окружающее пространство. Русалка горько заплакала. Без магии она была обычной рыбой! или человеком? В общем существом ставшим смертным в физическом плане.

Меня зовут Левчик. Мне восемнадцать лет отроду. Живу в Волгограде и активно кошу от армии. Вот и сейчас едва завидев мелькнувшие за окном фуражки, я бросился наутек, прочь из квартиры.

Путь мой лежал на дачу, до которой я добрался ближайшей электричкой. Собственно дачей это сооружение было назвать трудно. Но зато бабкина покосившаяся избушка была в такой глухомани, что, ни один военком не доберется.

Зачем я бегаю от неизбежного, я и сам не знаю. Может из вредности характера, а может из спортивного интереса. В то прекрасное летнее утро, я решил скрасить часы своего добровольного затворничества, походом на рыбалку. Озеро было не далеко от моего временного жилища, и я добрался туда минут за десять. Расположившись на берегу, я закинул удочку и приготовился к приятному время препровождению. Но отдохнуть мне было не судьба.

— Молодой человек! — Донесся из камышей нежный девичий голос.

Я вздрогнул, от неожиданности выронив удочку. Медленно повернув голову на зов, я застыл с отвисшей челюстью. Из камышей на меня смотрело прекрасное женское лицо со странными желтыми зрачками и ядовито зеленого цвета волосами. Девушка была по пояс в воде, ее обнаженная грудь вызывающе нацелилась острыми сосками в мою сторону.

— Молодой человек — повторило чудесное создание, — не могли бы вы мне помочь?

— Я… э-э-э…  мм…  м-могу — наконец выдавила моя гортань нечто членораздельное. — Чем… могу?

— Нет ли у вас какого либо острого предмета? — Спросила девушка, и грудь ее колыхнулись в такт словам.

— Да, пожалуйста, — я оправился от шока и, залезший в карман, достал острый охотничий нож. — Возьмите, — я протянул ей его, но девушка не сделала никаких попыток, чтобы приблизится к берегу.

Пришлось мне закатывать штаны и по колено в воде брести к неожиданной гостье.

— Возьмите, — повторил я, разглядывая удивительную незнакомку. Она была красива, очень красива. Таких совершенных черт лица я не видал ни в одном глянцевом журнале, ни в одной телепередаче, вообще нигде.

Девушка взяла нож и принялась резать свои чудесные зеленые волосы на уровне пояса. Тяжелые локоны медленно уходили под воду. Наконец последняя прядь была отрезана и девушка с облегчением вздохнула. Я с большим удивлением следил за ее манипуляциями.

— Надоели, слишком длинные, — пояснила девушка, заметив мое замешательство. — Теперь хоть поплаваю свободно.

И тут моя челюсть отвисла во второй раз, и уже надолго. Девушка, чуть больше высунулась из воды и весело взмахнула… рыбьим хвостом.

Парень, пришедший на берег, был очень молод, даже для человеческого вида. Одежда на нем была странная и не похожая на ту, что носили люди во времена ее последнего бодрствования. «Как же тяжелы стали волосы», поморщилась русалка, следя за манипуляциями юного рыболова. «Надо бы их обрезать, и неожиданно для себя окликнула его,

— молодой человек! — изумление, отразившееся на лице паренька, было понятно, не каждый раз, к тебе выныривает из озера прелестная… кто? Рыба? Человек? Настроение у русалки вновь упало, «куда же все-таки девалась магическая энергия в этом мире?»

Поначалу проснувшись, она сильно испугалась, не почувствовав ничего. Но потом, прислушавшись, уловила слабый отголосок былой магической мощи. Для полноценного колдовства этого конечно не хватало, но для мелких магических заклинаний вполне было достаточно.

Обрезав волосы, взятым у парнишки ножом, русалка окунулась несколько раз, наслаждаясь легкостью и свободой от тяжелых пут собственных волос. Потом вновь подплыла к замеревшему с открытым ртом человеку. Да, в мое время, люди так не реагировали на появление магического народа, надо бы расспросить подробней об изменениях, произошедших в мире за… сколько лет? Сто? Тысячу? Ее магические внутренние часы молчали, исчезнув так же, как защитный кокон.

«Господи! Кто это!?» Я пораженно смотрел на плескавшуюся в озере полу рыбу, полу человека. «Неужели русалка?! Настоящая!»

То, что это не розыгрыш было ясно, слишком естественен был рыбий хвост и движения удивительного существа.

«Вот! Она опять плывет сюда! Что он там читал в детстве про русалок? Они топят людей, утягивая на дно»

Как будто бы разом сбросив оцепенение, я выпрыгнул на берег и, запутавшись в раскиданных рыболовных принадлежностях, со всего маху грохнулся на землю, угодив головой в котелок.

Сзади раздался звонкий девичий смех, как будто бы зазвенел серебряный колокольчик, до того он был мелодичным.

— Осторожней юноша, нельзя так быстро выпрыгивать из воды, — отсмеявшись, произнесла русалка. А то что это была именно русалка, не вызывало больше у меня ни каких сомнений.

— Чего ты так испугался? — Продолжала веселиться она. — Неужели моего чудесного хвоста? Так он лишь чуть побольше, чем например, у этого карпа — и она неожиданно достала из воды здоровенную рыбину, килограмма на три.

— Ведь ты не боишься этой рыбки? Верно? На, лови! — И она швырнула карпа к моим ногам.

Рыба забилась о землю, хватая ртом воздух и раздувая жабры.

— Так-то рыба, — ответил я, не много успокоившись и сталкивая ногой карпа обратно в воду. — А то…

— Ну, ну, и кто же? — Подбодрила насмешница меня.

— Вы… вы… русака!? — Полувопросительно, полу утвердительно, выдохнул я, — и… и… вас не бывает.

— Вот как? — Вновь расхохоталась русалка, заливая эхом лес. — Так чего же ты тогда боишься, коли меня нет?

— И вовсе я ничего не боюсь — рассердился я, глядя прямо в желтые зрачки озерной дивы.

— Ну, так подойди сюда, присядь на бережок, поговорить надо, — посерьезнев, пригласила русалка и первой выпрыгнула из воды.

Неожиданно ее чешуйчатый хвост, прикоснувшись к земле, превратился в роскошную зеленую юбку, из-под которой выглядывали обычные человеческие ноги. И лишь грудь оставалась по-прежнему обнаженной.

— А как ты хотел? — Заметив мой пораженный взгляд, улыбнулась русалка. — Мы существа магические и многое, многое можем в отличие от вас, людей.

На самом деле она с большим трудом собрала остатки магической силы, что плескался еле слышным фоном в эфире земли, чтобы сотворить это по сути своей простое заклинание.

Но тогда я этого не знал и принял ее слова за чистую монету. Решив, что бежать и дергаться бесполезно, все равно ведь достанет каким-нибудь заклинанием, я осторожно присел рядом с ней.

— Как тебя зовут человек? — Она посмотрела прямо в глаза, и мне показалось, что ее желтые зрачки пронзили меня насквозь, проникли вглубь мозга, выворачивая память наизнанку. Я тряхнул головой.

— Ты все равно уже наверно знаешь, — буркнул я, хмуро уставившись на гладь лесного озера.

— Да Левчик, знаю, — не стала отрицать русалка, — я все теперь знаю, — грустно произнесла она, опустив голову на грудь.

— Ты меня не будешь топить? — Невольно вырвался из моего рта давно мучающий меня вопрос.

— Топить? — Русалка вскинула голову, непонимающе смотря на меня. — А-а-а, — вдруг дошло до нее и она невесело рассмеялось. — Ваши предания сохранили не лестную и запутанную информацию о нас. Хорошо, постараюсь, тебе объяснить.

Она немного помолчала, собираясь с мыслями, и продолжила.

— Да будет тебе известно, что магических существ, такое же великое разнообразие, как и вас людей, включая животный мир. По крайней мере, так было, до того, как я… заснула. Мы также подразделяемся на расы и виды. На разумных и не разумных. Те, кто нападал на людей в озерах и болотах, относятся ко второму виду — не разумных. Они похожи на нас русалок, так же, как обезьяны похожи на вас людей. Я понятно объяснила?

Тоном строгой учительницы закончила монолог она. Я, кивнув головой, выпалил скороговоркой.

— А лешие, водяные, кикиморы, тролли, эльфы, гоблины, гномы, феи, ведьмы — тоже есть?

— Эк, тебя разобрало, — рассмеялась русалка, — скажем так, все эти названия, относятся к фольклорным, и придуманы людьми. Мы себя считаем иными и названия наших видов, для человеческого уха, просто неприемлемы. Даже я, по большому счету не русалка, а — йейоньсукюрусй, — гортанно произнесла она, запрокинув голову назад. — Так называется моя раса. Но мы привыкли к людским названиям разных народов. Я и русалка, и ундина, и сирена, в одном лице.

Те, кого люди называют ангелами, феями, эльфами — крылатый народ, раса владеющая левитацией. Все же остальные, названые тобой неразумный вид магических существ, кроме ведьм, конечно. Это уж чисто человеческое приобретение, маги, колдуны, ведьмы — так звали людей, которые тоже чувствовали магическую энергию и даже могли пользоваться малой ее частью.

Но это было давно, так давно, что все превратилось в сказку. За многие тысячелетия магическое поле земли настолько ослабло, что я почти его не чувствую. Как же долго я спала.

Одинокая слезинка скользнула по мраморной щеке русалки, и мне вдруг так остро стало ее жаль, что захотелось обнять ее, утешить, я даже потянулся к ней, распахнув объятья, но она ловко увернулась от моих рук, отодвинувшись в сторону.

— Ой, Левчик, берегись, — лукаво улыбнулась она, — утонешь в русалочьем омуте, в переносном смысле конечно, — поспешила добавить она, заметив мой недоуменный взгляд. И пояснила.

— Мы, русалки, обладаем особым магнетизмом и даже сами того нехотя, привлекаем к себе… других, существ, в том числе и людей. Причем, как мужчин, так и женщин. У разных видов это влечение проявляется по-разному. Например, некоторые магические существа, просто спят и видят, как бы поймать русалку и высосать у нее всю магическую энергию.

Существа бессознательные мечтают полакомиться физической плотью, вас же, людей, влечет сексуальное желание. Но дело в том, что тот, кто хоть раз познает любовь русалки, навсегда изменяется. Он, или она, никогда уже не смогут жить нормальной жизнью. Любить человека своего вида, иметь семью. Они тоскуют, чахнут и, в конце концов, умирают от безысходности. Наша любовь опасна для вас.

Если по-научному, то выделяемые нами флюиды, попадают в состав головного мозга, отвечающий за сексуальное влечение, и отравляют его. Проще, говоря, объектом вашего сексуального внимания будут только русалки. К остальным людям вы будете относиться… как, к тем же самым обезьянам. Ты же не хочешь в будущие жены человеческую обезьянку? Правда?

— Нет, не хочу, — ответил я, тяжело вздохнув. Меня и вправду с неимоверной силой тянуло к ней, особенно сейчас, когда она выглядела обычной девушкой необыкновенной красоты. Я еле сдерживал себя, чтобы не набросится на русалку со страстным поцелуем.

Она заметила мое состояние и встала на ноги.

— Ладно, охладись страдалец — и высоко подпрыгнув, сиганула в воду. Словно в замедленной съемке я видел, как подол ее юбки оборачивается вокруг ног, превращаюсь в чешуйчатый рыбий хвост.

Волна холодных брызг, окатившая меня с головой, действительно остудило мое воспаленное сознание. Я стоял, тряся мокрыми волосами, словно нашкодивший пес, облитый хозяйкой в сердцах водой из тазика.

— Что это было? — Спросил я, чтобы не молчать.

— Это, дорогой мой Левчик, ты чуть не влюбился в русалку, — рассмеялось прелестное создание, делая сальто словно дельфин.

— А если не чуть? — Тихо спросил я.

— Тогда ты пропал, — серьезно сказала русалка. — Но, не дрейф, Левчик, — тут, же подмигнула она. — Иди домой, трижды умойся ключевой водой, приговаривая, отведи напасть, русалочью страсть, да и спать ложись. К утру всю любовную хандру, как рукой снимет. Давай парень, иди, пока еще хуже не стало, а мне нужно своими делами заниматься.

Русалка махнула на прощанье рукой и скрылась под водой. Я поплелся домой, даже не подумав собрать свои рыбацкие причиндалы. Все мои мысли занимал чудесный образ русалки, а в ушах все еще звучал ее нежный голосок.

Продолжение книги

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


4 + 8 =