Обладание свободной волей: цена и слава человеческого бытия

свободная воляВыводы, сделанные в конце предыдущей статьи, наталкивают на следующий вопрос: если Бог является авторитетом, стоящим за моральным законом, и Бог нас создал, то, как получилось что мы, его создания, способны на моральное зло? Откуда взялась наша способность совершать зло? От Создателя? Ответ гласит: «Да, от Создателя!» Ведь когда Бог создал человечество, то он наделил нас, единственных из всех земных существ, достоинством и свободой воли, правом свободно выбирать между добром и злом. Он не дал человечеству разрешения выбирать зло. Он решительно и строго запретил его выбирать. Но он сделал так, что если мы решаем выбрать зло, то мы можем это сделать.

Так возникает следующий вопрос. Неужели Бог не предвидел, что человек будет неправильно пользоваться своей способностью делать выбор, выберет зло и тем самым создаст в мире постоянно расширяющийся и углубляющийся поток зла?

Ответ гласит: «Да, конечно, он должен был это предвидеть».

Тогда почему он создал человечество, обладающее свободной волей и способностью свободного выбора, заранее зная, какие несчастья это за собой повлечет?

Краткий ответ на этот вопрос (более подробно об этом поговорим ниже) гласит: «Потому что это был единственный способ, с помощью которого он мог сделать человеческие существа столь славными и величественными, какими он их задумал»

Ивану Карамазову этот ответ не понравился бы, но он не мог предложить своего решения проблемы морального зла. Итак, мы начнем с того, что рассмотрим тот действительный факт, что мы, человеческие существа, обладаем свободной волей и правом свободного выбора.

Действительный факт свободной воли

Каждый из нас из своего собственного опыта знает, что мы обладаем свободной волей и правом свободного выбора, по крайней мере, в какой-то степени. Мы, конечно, не можем спрыгнуть с земли или жить без пищи. Но мы можем решить (при наличии выбора), питаться ли нам картошкой или мясом, надеть красное платье или белое, быть по отношению к кому-то добрым или злым, сказать правду или солгать, использовать нож как орудие труда или как орудие убийства. Сторонники крайней формы детерминизма совершенно отрицали свободу выбора, некоторые из них отрицают ее и сегодня. Они доказывают, что на физическом уровне жизнь Вселенной подчиняется действию причинно-следственных связей. Следовательно, наш свободный выбор – это иллюзия. Наше решение что-то делать или чего-то не делать – это просто результат действия какой-то предшествующей этому решению причины, последнее неизбежное звено в длинной непрерывной цепи причинно-следственных связей. Таким образом, делая выбор, человек на самом деле не является свободным, и потому мы не несем моральной ответственности за свои решения.

Однако в действительности никто не верит в эту форму детерминизма. О том, что мы в нее не верим, свидетельствует то, как мы реагируем на моральное зло. Если какой-нибудь мошенник, построивший финансовую пирамиду, обманул миллионы людей, то мы не оправдываем его, говоря: «Он не мог устоять перед соблазном. Физические параметры его головного мозга таковы, что он не мог пойти против жестко определенной цепи причинно-следственных связей, которая привела его к этом поступку. Было бы иррациональным обвинять его в этом деянии». Мы считаем, что он сам пошел на этот поступок и поэтому должен быть наказан.

Философский подход к проблеме свободы воли

Начиная с Давида Юма философы, стремясь изменить подход к этим вопросам, ввели различение двух видов свободы.

  1. Свобода спонтанного поведения. Смысл этого понятия в том, что мы вольны руководствоваться нашими мотивами, вольны делать, что хотим. При этом никакое правительство, или организации, или какая-то другая сила не могут заставить нас делать то, чего мы не хотим, или, помешать нам сделать то, что мы хотим.

Все соглашаются с тем, что при наличии здоровья, соответствующих способностей, денег и необходимых предпосылок, а также при отсутствии внешнего давления или каких-то ограничений мы должны иметь свободу спонтанного поведения.

  1. Свобода вести себя безотносительно прошлых способов поведения (безотносительная свобода). Здесь имеется в виду свобода поступить иначе, чем мы поступали раньше. Или, когда у нас есть выбор между двумя возможными действиями, безотносительная свобода означает, что выбор совершенно открыт: я могу избрать любой способ действия. А избрав один способ действия, я могу, оглянувшись назад, быть уверенным, что я мог бы свободно выбрать другой способ действия.

Предположим, например, что Борис должен, наконец, решить, на ком ему жениться: на Ирине или на Наташе. Он обладает свободой спонтанного поведения: никто не может заставить его предпочесть одну женщину другой. Однако он считает, что обладает и безотносительной свободой, то есть может спокойно жениться на одной из них.

Но многие философы утверждают, что он не обладает такой свободой. Они говорят, что именно глубинные процессы, определяющие его физическую и психическую организацию, даже если он их не осознает, ограничивают и детерминируют его выбор. Он воле жениться на той женщине, которую выберет, но его выбор на самом деле детерминирован глубинными физическими и психическими процессами.

Так рассуждают многие философы. И нет смысла оспаривать тот факт, что наши вкусы в еде, изобразительном искусстве, музыке, выбор супруга или супруги не случайны. Очевидно, что они определяются глубинными особенностями нашей физической или психологической организации. Однако, рассматривая этот вопрос, необходимо принять во внимание два обстоятельства.

  1. Моральные нормы не являются вопросом индивидуального или коллективного инстинктивного выбора, субъективного вкуса или социального обусловливания. Они объективны. Моральное добро или зло каннибализма – это не просто вопрос вкусами или внутренней склонности.
  2. У каждого из нас есть свои прихоти и причуды, и каждый из нас испытал в своей жизни разные перипетии. И все эти  причуды и перипетии могут толкать нас на нарушение морального или гражданского закона. Однако мы как человеческие существа все-таки свободны, делать выбор в пользу контроля над своими желаниями и прихотями, выбор в пользу соблюдения социальных норм. Следовательно, мы морально ответственны за это.

Второе из приведенных выше соображений, изложенное в данной, резкой, форме, может показаться слишком жестоким. И далее нам придется его немного видоизменить. Но оно содержит существенный момент смысла, который вкладывается в понятие зрелого человеческого существа (в отличие, скажем, от ребенка или человека с серьезными психическими отклонениями). Этот существенный момент состоит в том, что мы свободны в своем выборе, но именно поэтому мы морально ответственны за наши действия. Обычно мы считаем, что именно это и может показать посещение любого суда.

Предположим, что я человек с низким порогом чувствительности и потому легко выхожу из себя. Приступы гнева и раздражения случались со мной неоднократно, и каждый раз я давал себе слово изменить свой характер. Но все напрасно. Если я опять потеряю самообладание и в приступе гнева нанесу тяжелый удар своему соседу, то суд не скажет, что у меня нет безотносительной свободы и потому – никакого выбора. Он не может исходить из того, что я не мог поступить иначе, и счесть меня невиновным. Напротив, суд будет исходить из посылки, что я мог повести себя иначе, он сочтет меня виноватым и вынесет мне соответствующий приговор. А если кто-то нападет на меня, то я буду считать, что совершивший нападение тоже сделал выбор и что он морально отвечает за свои поступки. И я буду ожидать, что суд сочтет его виновным. То же самое происходит и в семейной жизни. Женщина, которой изменяет муж, не считает, что у него нет свободного выбора и, что он не может вести себя иначе и что следует считать его невиновным.

Таким образом, когда речь идет о нравственности, человеческие существа обычно обладают и свободой спонтанного поведения, и безотносительной свободы.

Дополнительные замечания

Конечно, мы должны учитывать тот факт, что существуют разные степени ограниченной дееспособности. Сюда относятся следующие случаи.

  1. Серьезные психические отклонения. Если человек с такими отклонениями совершает преступление, то суд обязан разобраться, находился ли он во вменяемом состоянии или нет. Если он находился в невменяемом состоянии, то суд не выносит приговор, а направляет его на лечение, так как всегда есть надежда, что лечение будет способствовать восстановлению психического здоровья пациента и что после лечения он будет способен нести моральную ответственность за свои поступки.
  2. Преступление, совершенные под действием наркотиков. Известно, что наркоманы часто идут на преступления, чтобы добыть новую дозу наркотиков. Они не могут жить без наркотиков, даже если бы захотели. Хотя большинство из них все-таки осознает, что совершаемые ими преступления – то нарушение моральной нормы, они пытаются оправдать себя тем, что они идут на эти преступления, так как у них нет выхода. Те, кто действительно воспринимает наркозависимость как серьезную социальную проблему, никогда не скажут, что совершаемые наркоманами преступления не имеют значения. Люди, подлинно сопереживающие им, предпринимают какие-то меры, чтобы помочь наркоманам вернуться к такому состоянию, когда они могут отвечать за свои поступки и иметь возможность совершать выбор.
  3. Сила дурных привычек. Приобретение привычек – это исключительно важный элемент организации человека как социального существа. Когда мы учимся завязывать шнурки, ходить, говорить, плавать, водить машину и т.п., то мы добиваемся определенного автоматизма. Благодаря автоматизму в выполнении рутинных действий, мы можем сосредоточиться на других действиях, которые требуют особого внимания и особого напряжения головного мозга. Хорошие моральные привычки увеличивают вероятность правильного морального выбора, а плохие мешают, а иногда и уничтожают свободу выбора и морально ответственное поведение. Но кто в таком случае виноват в ослаблении силы свободы выбора?
  4. Наша общая греховность. Согласно Библии, мы принадлежим падшему роду, поврежденному грехом, причем свойственная нам моральная ущербность передается из поколения в поколение, уменьшая нашу нравственную свободу. В библии этот опыт характеризуется как общечеловеческий и говорится, что Бог располагает программой и особой силой, заключенной в его Духе, предназначенной для достижения свободы от нравственной слабости. Это не означает, конечно, что библия обещает немедленное освобождение от этой слабости. Но в ней показана возможность этого процесса освобождения.

Надо сказать, что ни один из перечисленных выше случаев не перечеркивает того факта, что человеческие существа, какими их изначально создал Бог, имеют свободную волю и могут осуществлять свободный выбор. В жизни каждого человека эти качества могут подвергнуться искажениям, но подобное искажение никого не освобождает от моральной ответственности. Приведем пример.

Человек, которого обвиняют в превышении скорости, предстал перед судом. Судья напоминает ему, что остановившая его полиция предложила ему выйти из машины и пройти прямо по белой линии посередине дороги. Но он не смог этого сделать: он побрел по неопределенной траектории, покачиваясь из стороны в сторону.

В ответ на это водитель машины возражает: «Но я не мог идти прямо. Я надеюсь, что вы не собираетесь наказывать меня за то, что я не мог делать».

«Именно это я и собираюсь сделать, — говорит судья. – Вы сами виноваты, что не могли пройти по прямой линии. Вы были в нетрезвом состоянии. Вам не следовало пить так много алкоголя, но раз уж вы выпили, то не стоило садиться за руль. Вы пренебрегли этим правилом безопасности и сбили велосипедиста, который умер в результате тяжелой травмы. И вы должны понести за это ответственность».

Свободная воля как необходимое условие нравственного поведения

До сих пор мы приводили аргументы против различных форм детерминизма. Мы говорили о том, что человеческие существа обладают свободой волей и способны на свободный выбор, что они обладают как свободой спонтанного поведения, так и безотносительной свободой. Но это опять приводит нас к осуждению вопроса, который мы поднимали ранее: если мы являемся созданиями Всемогущего, Всеведущего и Всеблагого Творца, то, как получилось, что он наделил нас свободной волей, заранее зная, к каким несчастьям и страданиям может провести наша свобода?

Ответ состоит в том, что Бог не хотел, чтобы люди были подобны роботам или разумным животным. Он сотворил людей как нравственные существа. И не существует другого способа создать нравственные существа, кроме как наделить их свободной волей.

Необходимым качеством нравственного существа является, прежде всего, нравственное самосознание. Можно, например, научить собаку не таскать мясо со стола. Но вам никогда не удастся внушить собаке, сто воровать безнравственно. У собаки нет морального чувства, и у нее никогда его не будет.

Если кто-то хочет вести себя нравственно, то он должен не только понимать различие между добром и злом. Он должен также обладать свободой воли, чтобы быть способным выбирать между добром и злом, принимая решение, как себя вести в той или иной ситуации.

Различие между компьютером и человеческим существом

Существует огромное множество различий между компьютером и человеком. Во-первых, в компьютер можно заложить огромный объем данных, которые по мере необходимости можно из него извлекать. Но компьютер не способен понять эти данные, как наглядно показал Джон Серль с помощью своего известного мысленного эксперимента, который имеет условное название «Китайская комната».

В соответствии с заложенной в него программой, компьютер может дать ответы на вопросы, связанные с моралью. Однако сам он не понимает и не осознает моральные принципы.

Более того, компьютер нельзя считать морально ответственным за его «поведение» и тот выбор операций, которые он делает. Если компьютер используется при разработке мин-ловушек, которые приводят к гибели или увечью тысяч детей, то не имеет смысла обвинять компьютер в предосудительном поведении. У него нет свободы воли, и у него не было выбора. Он сделал то, на что был запрограммирован. Он не несет моральной ответственности за свои действия, не является моральным существом.

В отличие от компьютеров, человеческие существа, как нам известно, не были в этом смысле запрограммированы создавшим их творцом. Они обладают способностью выбирать и вследствие этого способностью принимать моральные решения. Более того, они обычно гордятся этим. Вероятно, никто из людей не захотел бы стать гуманоидом, компьютеризированным роботом, даже если бы была такая возможность. Если человек решил, что во имя соблюдения своих моральных принципов пойдет на риск, то ему обычно нравится, что к нему относятся как к тому, кто отвечает за свой моральный выбор, и ему нравится, когда его за это прославляют. И только тогда, когда человек совершает какой-то абсолютно неприемлемый поступок, он испытывает искушение прикрыться отрицанием своей моральной ответственности и сказать: «Я ничего не мог поделать»

Свободная воля как необходимое условие любви

Другая способность, которая была бы невозможной без свободной воли – это способность любить. Бог, конечно, мог сделать нас подобными роботами. Но в этом случае мы были бы не способны испытывать сами и дарить другим истинную любовь. Представьте себе, что к вам в комнату входит робот, обнимает вас за шею и говорит: «Я люблю тебя». Понятно, что вы либо оттолкнете его, либо засмеетесь над абсурдностью ситуации, либо и то и другое. Во-первых, робот не понимает, что такое любовь, и даже если бы он как-то это понимал, он не может сам решить, любить вас или нет: он может делать только то, на что его запрограммировал кто-то другой. У него нет независимой личности. Философ-экзистенциалист и писатель Жан-Поль Сартр прекрасно передает эту идею: «…Тот, кто хочет быть любимым, не желает порабощения любимого существа. Он не довольствуется несдерживаемой и механической страстью. Он не хочет обладать автоматом, и, если его желают оскорбить, достаточно представить ему страсть любимого как результат психологического детерминизма; любящий почувствует себя обесцененным в своей любви и своем бытии. Случается, что полное порабощение любимого существа убивает любовь любящего. Цель пройдена, любящий вновь остается один, если любимый превращается в автомат»

Итак, созданные Богом мужчины и женщины как нравственные существа способны воспринимать красоту святости их Творца и нравственное совершенство его характера, и он наделил их также свободной волей и способностью любить, так что они способны свободно делать выбор в пользу любви, доверия и подчинения своему Творцу, радоваться общению с Богом и близостью к нему здесь, на земле, и впоследствии – на небесах.

Но наличие свободной воли у людей неизбежно влечет за собой возможность того, что они могут сделать выбор в пользу зла и отвергнуть любовь, и даже любовь Бога.

Автономность природы как необходимость

Теперь обратимся к некоторым необходимым следствиям свободной воли человека для организации природы. Если свободная воля и свободный выбор, которыми Бог наделил человеческие существа, были подлинными, то из этого факта вытекает то, что природа должна обладать тем качеством, которое философы называют автономностью. Предоставим слово К.С. Льюису для объяснения этого феномена: «Нам часто кажется, что очень легко общаться двум чистым сознаниям. Но я просто не вижу, как им общаться без внешнего мира, без «среды». Даже смутные наши попытки представить себе общение бестелесных душ предполагают общее пространство и общее время. Для существования человеческого общества необходима нейтральная среда. Она у нас есть. Я могу говорить с вами, потому что мы оба можем посылать друг другу воздушные волны»

Затем Льюис указывает, что эта и другие нейтральные среды, иными словами – материя, должны обладать определенной независимостью, или автономией. Представьте себе, как будто Бог создал мир таким, что деревянный брусок остается твердым и прочным,  если мы используем его в строительстве, но становится мягким и нежным, как трава, если я хочу стукнуть им своего соседа, а если вы сказали неправду, то звук вашего голоса не распространяется по воздуху. Если довести этот принцип до логического конца, рассуждает Льюис, то «…в этом мире не будет… даже помыслов дурных… клетки мозга откажутся их обрабатывать»

Разумеется, при таком состоянии, свобода воли и выбора будет практически сведена на нет.

Таким образом, природа должна обладать определенной автономией, чтобы существовало сообщество людей, наделенных свободной волей, способностью принимать реальные моральные решения и действовать в соответствии со своими решениями. Отсюда следует, что Бог не может устранить потенциал злых замыслов и поступков без устранения необходимых условий действия свободной воли.

Предыдущая глава

Следующая глава

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


2 + 8 =